?

Log in

No account? Create an account

a_sevastianov


Александр Никитич Севастьянов


В ИРБИТСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ МУЗЕЕ
a_sevastianov

Приглашаю на свой сайт www.sevastianov.ru, где размещен ролик о нашем посещении Ирбитского художественного музея, о котором я писал в предыдущем посте.


ЕКАТЕРИНБУРГ И ИРКУТСК
a_sevastianov
Вчера к ночи вернулся из Екатеринбурга, куда ездил на шесть дней в качестве участника и члена жюри Международного фестиваля меццо-тинто (это такая техника гравюры на металле) по приглашению устроителя – Екатеринбургского музея изобразительных искусств.
В этом городе побывал впервые, раньше был в Перми (4 раза), Новосибирске (2 раза), в Омске и Иркутске. Есть с чем сравнить.
Общее впечатление – город большой, богатый, чистый, зеленый, интересный. Вполне заслуживает название столицы Урала. Застраивался в три приема. Во-первых дореволюционная застройка, от которой сохранилось немало красивых и затейливых, как их тут называют «купеческих», домов в центре, двух-трехэтажных, даже деревянных целиком или на верхнюю половину, с резными наличниками и карнизами. Во-вторых, в 1920-1930-е гг. сюда приехал мощный десант архитекторов-конструктивистов, преимущественно из Ленинграда. В городе сохранилось порядка 120 характерных домов, из-за чего его порой даже называют «заповедником конструктивизма». Этот стиль, лаконичный и прагматичный, космополитический и связанный с теориями утопического социализма, во многом остается еще определяющим лицо Екатеринбурга. Наконец, в-третьих, всюду видна мощная застройка последних 20-25 лет – высотные суперсовременные дома из стекла и металлических каркасов, среди которых встречаются не только подобия американских небоскребов, но и здания вполне оригинальной конструкции.
Улицы пестрят вывесками и объявлениями, иногда остроумными, много маленьких магазинов, ресторанчиков и кафе, в больших супермаркетах полно народу. Много театров, музеев; по моей просьбе портье распечатал список екатеринбургских галерей, выставочных залов и музеев – он занял четыре страницы мелким шрифтом, 65 позиций. Из-за недостатка времени и плотности графика удалось посетить только музей изобразительных искусств, а также краеведческий и геологический, но каждый из них оставил очень сильное впечатление. Часть мероприятия (выставка меццо-тинто из собрания музея) проходила в огромном Ельцин-центре, так что побывал и там. Видел музей старинной кузнечной и машиностроительной техники под открытым небом на берегу городской реки. Прелюбопытные сады камней – огромных глыб мрамора, гранита и других уральских пород (даже полудрагоценного родонита), снабженных пояснительными табличками. Среди музеев есть такие, названия которых мне показались экзотическими и любопытными: Музей старика Б.У. Кашкина, Музейный центр народного творчества «Гамаюн», Объединенный музей писателей Урала, Музей плодового садоводства, Музей маленьких историй, Музей советского быта «Сделано в СССР», Музей купеческого быта, Музей кукол и детской книги и т.д. Но на них времени не хватило, к сожалению. В музеях видел немало любознательных людей, несмотря на сезон отпусков и рабочий день, на все мероприятия фестиваля приходила настоящая толпа интересующихся искусством граждан, у которых тяга к культуре велика. Да и сам фестиваль был устроен с поражающим воображение размахом: прибыли десятки художников из самых разных стран Европы, Азии и Америки, работали мастер-классы лучших мастеров, устраивались грандиозные выставки старой и новой гравюры. Музей изобразительного искусства на эти дни стал центром культурного притяжения…
Много зелени: бульваров, больших и малых парков и скверов (по разговорам с екатеринбуржцами чувствуется удовлетворение от того, что отстояли один из скверов от храмовой застройки; при этом храмов в городе немало). Есть даже дендропарки, а помимо них еще и ботанический сад. Через город протекает река Исеть, украшая и разнообразя ландшафт.
Очень понравились сами екатеринбуржцы – приветливые, воспитанные и добрые. Много красивых женщин и девушек. В тех частях города, где нам удавалось побывать, совершенно не видно инородцев, даже башкир, кругом только русские лица, что создает комфортную атмосферу: чувствуешь себя среди своих, это дарит спокойствие. Говорят, что в районе Таганского вещевого рынка на окраине города вырос своего рода Чайна-таун, где много китайцев, киргизов, таджиков и т.п., но туда я не доехал, сам не видал. А город как таковой в этом плане чист, и мне, москвичу, этот бросается в глаза и производит замечательное впечатление.
Очень много молодежи, в отличие от удручающе старой Москвы (я езжу московским городским транспортом, и меня обилие стариков и старух угнетало всегда, с самого нашего с мамой возвращения сюда в 1972 году, но в последние пару десятилетий пропорция старых людей еще выросла, и это не радует, хоть я и сам уже перешел в эту категорию). Мне сказали, что студенчество многочисленных городских вузов составляет не менее 7 % населения города; это очень заметно.
В связи со всем вышесказанным я испытал настоящую эйфорию вечером в «День города», о чем хочу рассказать подробнее. В 2010 году я побывал в Стамбуле. Там, в районе Галаты, есть главная улица города, именуемая Истиклаль – широкая и довольно длинная, по которой ходит т.н. «ретротрамвай», сохранившийся с начала ХХ века, катающий туристов и всех желающих. Вечером, особенно в выходные дни, этот трамвай двигается с трудом, поскольку вся улица запружена гуляющим народом, преимущественно молодым. Глядя на это волнующееся море черных голов, заливающее всю улицу от края до края, я отчетливо понимал, что Турция – страна, имеющая будущее, турки – народ, идущий в века. Я дико, остро завидовал и думал, что готов был бы отдать, что угодно, только бы увидеть улицы наших столиц, вот так же залитые народом – только русским, светологоловым и сероглазым. И мне было дано это увидеть в субботу 17 августа 2019 года в Екатеринбурге, когда толпа русской молодежи, возвращавшейся после лицезрения салюта (кстати, совершенно фантастическо-феерического), залила весь широченный проспект-бульвар имени Ленина. Я возвращался в гостиницу в этом сплошном потоке, среди молодых, веселых и дружелюбных моих соплеменников и благодарил судьбу за такое счастье, до которого я не смел надеяться дожить…
Я никогда не забуду это удивительное чувство, этот прекраснейший вечер моей жизни.
Как живут екатеринбуржцы? В цетральной части города, где мы жили и где в разных точках проходили наши мероприятия, много народу, гуляющего, идущего по делам, бродящего по шикарным магазинам и магазинчикам – нормальная столичная жизнь. Но я решил в день вылета в Москву, когда мы уже освободились от своих обязанностей, съездить на продуктовый рынок. Один такой сохранился на юго-западе города, в то время как в центре их вытеснили супермаркеты, как и в Москве.
Рынок произвел на нас очень сильное впечатление широчайшим ассортиментом и вполне доступными ценами. Перед сырной витриной застываешь в обалдении: сбился со счету сортов. То же в отделении колбас, сосисок и копченостей, причем видно, что все свежее и прекрасное: ветчина, буженина, прессованная рулька (такого в Москве не видел), всевозможные колбасы. В Москву привез вкуснейшую конскую колбасу «казы», но не сыровяленую и не сырокопченую (хотя были также и они), а вареную, какой в Москве не купишь (тут надо покупать ее в сыром виде в магазине при главной мечети на Проспекте Мира, а потом самому варить четыре часа.)
Рыба свежая: большие и малые щуки, роскошные перламутром отливающие волжские судаки (400 руб/кг), лещи, огроменный сомище, толстолобик толщиной с бревно – такие особенно вкусны в ухе, прямо как осетрина, сазаны, редкие у нас лини, даже налим. Караси охлажденные, с ладонь величиной, по 90 руб/кг, а такие же еще живые – по 130. Плохо ли?
Большой и красивый, нежирный свиной окорок продавался за 240 руб/кг. В Москве такой в магазине мог бы стоить все 350, а на рынке и дороже. Хорошая местная баранина, говядина – все, по московским меркам, недорого.
Овощи, фрукт-ягоды – всего этого полно. Изрядная корзиночка земляники была нами куплена за те же 240 руб и съедена с местным молоком за милую душу.
Народу на рынке было не много, но ведь это был будний день, рабочий, притом середина дня, когда никто особенно на рынок и не ходит. Однако ясно, что все это изобилие так или иначе будет раскуплено, в противном случае продавцы бы его не завозили.
Но настоящий шок в хорошем смысле я испытал, когда наткнулся в центре на небольшой магазин с названием «Соболев Сыр», в котором увидел настоящие чудеса. Вообще-то хороший сыр – плод многотысячелетней высочайшей гастрономической культуры Средиземноморья, как и вино и все производные от оливы. Поэтому лучшие сыры были и есть в Италии и Франции, а уж оттуда они распространились и в Англию, и в Голландию, и в Швейцарию. Ну, а теперь я стоял перед фактом: изготовленные русскими сыроварами в Свердловской области сыры, не уступающие по вкусу и разнообразию лучшим заграничным образцам: два сорта маасдама, пять сортов чеддера (в том числе на портвейне и на коньяке), конте и грюер, сыры козьи, сыры для терки и жаренья, творожные сыры типа «шевр», сыры с плесенью, даже стилтон, камамбер и горганзола, особый сыр «Соболевский», придуманный главным сыроваром фирмы Максимом Соболевым и др. Я разговорился с приказчиком, он рассказал мне и про фирменных особых коров, и про особые для них корма, и про классическую рецептуру, тщательно соблюдаемую, но иногда и варьируемую творчески. Оказывается, в этом году «Соболев Сыр» ездил на ежегодную ярмарку сыров в Истру, откуда привез семь призов: два золотых, четыре серебряных и бронзовый. Класс! Мне давали пробовать все, что я просил; в Москву я привез поистине великолепный 18-месячный чеддер и очень вкусный грюер. Впрочем, скоро «Соболев Сыр» начнет продаваться и в Москве.
Но вот, прогулявшись в День города по скверу возле музея, я зашел в павильон и увидел там прилавок, за которым сыровары фирмы «Ингала» из Тюмени торговали тоже своим сыром ручной работы, изготовленным по итальянским рецептам, разных сортов. Начал пробовать – и опять не удержался, купил полкило монастырского сыра «качотта Сицилия», имеющего на себе отпечаток плетеных корзин, в меру пикантного, для терки и макарон/спагетти.
Я подумал: вот ведь русские умельцы! Сразу взялись за самое трудное, самое культурное гастрономическое предприятие (возможно, после виноделия) – и с честью справились с этим делом. Что мне теперь будут говорить о неспособности русских вести бизнес, о задавленности фермеров и тому подобном! Конечно, жизнь делового человека – не увеселительная прогулка, но сильный, умный и трудолюбивый все одолеет…
Кстати, об умных, сильных и трудолюбивых. В понедельник 19 августа мы, десять человек москвичей, преданных искусству, отправились в город Ирбит в трех часах езды от Екатеринбурга, чтобы нанести визит в местный художественный музей. Этот музей – не какой-то провинциальный культурный центрик, а достопримечательность общероссийского масштаба. Сюда теперь непременно возят делегации из разных столиц и стран мира, посещающих столицу Урала. Сюда на два дня приезжала даже сама великая Ирина Антонова, президент Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина из Москвы. Музей Ирбита создан, в сущности, одним-единственным необыкновенным человеком, его сорокалетними трудами, практически с нуля. Валерий Андреевич Карпов, недавно отметивший свое 70-летие, заслуженный деятель культуры России (не буду перечислять все его звания и регалии) посвятил всю свою жизнь собиранию произведений искусства – и преуспел весьма. Наши впечатления превзошли все ожидания. Музей состоит из трех частей, расположенных в трех зданиях. В одном собраны работы наиболее знаменитых художников Урала за последние четверть века. В другом проходят плановые выставки. А в третьем и главном расположены картины и графика классического периода европейского, в основном, но также и русского исскусства. Большие и подлинные полотна Рубенса и Ван-Дейка сразу задают высочайшую планку собранию. Но главное – более десяти залов, посвященных искусству гравюры (это основное увлечение и достижение Карпова), где представлены во многих лучших образцах основные направления этого вида искусства всех времен и народов. Дюрер, Бургкмайр и Вольгемут, Лука Лейденский и Корнелис Корт, Маркантонио Раймонди и Федериго Бароччи, Ван Дейк, Рембрандт и Остаде, Жак Калло и Клод Лоррен, великие мастера французского и английского гравированного портрета – словом, сотни отборных листов, которые составили бы честь и славу любого европейского музея, можно сегодня видеть в музее маленького уральского города, все население которого – 32 тысячи человек.
Сегодня этот музей – настоящее градообразующее предприятие, без всяких скидок, в нем работет не менее 80 человек, некоторые совмещают по две должности. Мы полдня бродили по музею, испытывая неослабевающий интерес, истинное наслаждение и своего рода культурный шок. Потому что ничего подобного, конечно же, не ожидали. Сила отдельной личности русского человека (Карпова) оказала себя здесь в более чем убедительном виде. А ведь все основные достижения, включая реставрацию и ремонт старинных руин, переданных ему когда-то городом, были осуществлены им в наше время, особенно в последние лет двадцать. Пока кто-то ныл, а кто-то разбивал себе лоб, воюя с «режимом», этот человек настойчиво осуществлял свою мечту, свой жизненный подвиг, свою судьбу. И в итоге сотворил чудо. Побольше бы нам таких людей…
Кстати, пока музей не стал такой заметной достопримечательностью, градообразующим предприятием Ирбита был молокозавод, на который мы не преминули заехать – купить топленого молока, вкуснейших йогуртов и славного в области мороженого. Выяснилось, что раз в неделю фура, доверху груженая продукцией завода, отправляется в Питер в одно известное место, где все раскупается в считаные часы.
Пока ездили в Ирбит и обратно, я разговорился с водителем нашего минивэна. Он человек суровый, резковатый и едкий, клянет «москалей», обирающих, по его мнению, область и город, мечтающий о скором уходе нашего «царя» с «камарильей» и пророчащий новую пугачевщину. Но при этом не уважающий Навального. С ностальгией вспоминающий 1990-е годы, когда ему почему-то хорошо жилось, и с любовью – губернатора Росселя, защищавшего, по его мнению, область от Москвы (хорошо хоть не Ельцина, отношение к которому вообще у екатеринбуржцев негативное). Я сказал ему, что без «царя», без сильной центральной власти России не выстоять, потому что население нашей огромной и богатейшей страны составляет всего лишь 2 % от населения всего мира, и стоит России разделиться или утратить управляемость, как ее в два счета раздербанят и на косточках покатаются. Наш водитель задумался…
Между делом выяснилось, впрочем, что он постоянно ездит по каким-то своим делам то в Нижний, то в Пермь, а то и в Москву, и по нескольку раз в год выбирается на охоту и рыбалку в Якутию, где прошли его молодые годы. Показал мне фото на фоне убитого 500-килограммового лося… Я подумал, что судя по всему, несмотря на брюзжанье и извечную русскую нелюбовь к начальству, живется ему совсем не так уж плохо.
Напоследок – несколько слов о монументальной пропаганде в городе. В центре довольно много памятников, среди которых особо заметны памятники едва ли не главным врагам русского народа в ХХ веке: Владимиру Ленину, напротив администрации города, Якову Свердлову, на площади Парижской коммуны, и Борису Ельцину, у Ельцин-центра – мраморная глыба, из которой глядит на нас ни дать ни взять Идолище Поганое – явный потомок Чингисхана или Батыя. Хочется сказать, что город процветает явно вопреки таким «оберегам».
Есть и памятник невинно убиенным Романовым, но увидеть его в городе не так удобно, поскольку он входит в ансамбль Храма на крови, поставленного на месте недоброй славы Ипатьевского дома, а это не на виду.
Вот такие впечатления вынес я из поездки в Екатеринбург.
А для сравнения расскажу об Иркутске, где я побывал в 2015 году в тщетной попытке разыскать следы своего двоюродного деда, художника по фарфору Владимира Севастьянова.
* * *
Иркутск произвел сложное, но в целом непривлекательное впечатление. Весь город буквально изнасилован самой низкопробной и безвкусной рекламой – это ощущение начинается от вокзальной площади и не отпускает нигде совсем. В ней  тонет и милая простая старина с деревянным кружевом, и вычурно амбициозные памятники купеческой архитектуры. Город весь как будто подчинен каким-то не всегда понятным, но алчно-агрессивным устремлениям. Возможно, подавленная в течение 70 лет купеческая сущность Иркутска вырвалась, восстановилась вот в такой уродливой, калечно-увечной форме. Отвратительный новодел а-ля рюс – целый «130-й квартал» – логически завершает тему, усиливая это чувство.
Иркутск, вообще, – странный город, в котором я бы вряд ли хотел бы жить. Он почему-то пропитан насквозь двумя субстратами, оба из которых мне крайне несимпатичны: 1) инородничеством. Это какой-то нерусский город, в котором русскому надо «жить с оглядкой», хотя официально по переписи 2010 года в Иркутске проживало 91,8 % русских от общей численности горожан; 2) революционерством.
Кстати, ощущение переизбытка инородцев тоже начинается с вокзала. Их преизобилие бросилось в глаза сразу же, как впервые вышел с перрона в город. К тому же, моя гостиница была в районе обоих гигантских рынков, пищевого и вещевого, и кого здесь только нет! Масса мусульман всех мастей (я питался в отличнейшей столовой «Сомон II», где была великолепная восточная кухня: лагман, шурпа, плов, кайла и т.д., готовил средних лет таджик). Множество китайцев – всюду даже вывески на китайском. Корейцы, киргизы и, само собой, буряты, которых русские иркутяне называют «наши буряты». Всюду их «позные» (как наши пельменные, позы – это вроде пельменей или манты), есть даже монгольский кабак «Мамай», очень плохой и дорогой. И так – куда ни бросишь взгляд. Много полукровок, лиц с заметной монголоидностью. На одной улочке рядом кафе «Ангар», ресторан «Бишкек» и две огромные башни торгового центра «Шанхай-Сити»… Чем-то Иркутск напомнил мне Ташкент (я был там в 1990 году), в котором русский субстрат тоже очень даже присутствует, но, как бы сказать… не доминирует.
Я стал понимать Бориса Миронова, родом из Забайкалья, с его дурацкими завиральными псевдо-русскими идеями насчет «Россия для коренных народов» и т.п. Просто он вырос там, в Читинской области, среди инородцев, которых в Чите еще больше, чем в Иркутске, и у него с детства сломано, искажено нормальное русское национальное сознание, он своего рода моральный компракчикос, он привык жить с оглядкой на нерусское окружение, и не представляет, что можно ведь жить и по-другому, в полный рост, по-русски, без всякой оглядки!..
Читая карту этого небольшого города, я задыхался, мне было тошно от такого сгустка революционно-большевистского истеричного самолюбования. Вот самые большие улицы: Карла Маркса (бывшая «Большая»), Ленина и Дзержинского. А рядом с ними, покрывая весь исторический, древний центр города, улицы, названные в честь иных борцов с царизмом: Свердлова, Урицкого, Володарского, Трилиссера, Литвинова, Постышева, Бабушкина, Лопатина, Богданова, Энгельса, Фурье, Марата, Клары Цеткин, Карла Либкнехта, Сухэ-Батора, Степана Разина, Пугачева, Рылеева, Боткина, Софьи Перовской, Халтурина, Желябова… А кроме них – улицы Советские (вплоть до 6-й Советской), Красноармейская, Красногвардейская, Красноказачья, Красных мадьяр, Красного восстания, Польских повстанцев, Пролетарская, Коммунистическая, Комсомольская, 25 Октября, Третьего июля, Декабрьских Событий, 50 лет Октября, Партизанская (имеются в виду красные антиколчаковские партизаны времен Гражданской войны), Баррикад, Октябрьской революции, Борцов революции, Коммунаров, а также Пионерский переулок и Парк имени Парижской Коммуны, а заодно площадь Декабристов и улица Декабристов. К этому надо добавить еще немало улиц, названных в честь местных революционеров, менее именитых, но знаковых для города: Грязнова, Флюкова, Лыткина, Зверева, Ширямова, Каландаришвили (сражались с Колчаком), Новокшонова, Касьянова, Бограда…
Читая эти названия, испещрившие всю сердцевину карты города, я поражался: в чем секрет этого красного безумия? Чем Иркутск так провинился перед Богом? Я заговорил об этом с сотрудницей иркутского краеведческого музея (отдел истории) и услышал полушутливый ответ: «Иркутск – еврейский некрополь!». Посмеялись невесело… Все равно непонятно.
Кстати, в топонимике Екатеринбурга тоже, конечно, присутствует революционный и еврейский акцент, ведь недаром город с 1924 по 1991 гг. носил имя Якова (Янкеля) Свердлова, которого до революции в партии знали как «товарища Андрея». Но Иркутск в этом отношении бьет все рекорды.
Ужасен архитектурный стиль современного Иркутска, где все раздражает и оскорбляет взгляд, ибо прелестная старина либо осквернена, обезображена рекламой, либо соседствует с новостройками из стекла/бетона, либо зияет руинами и т.д. Отдельные старинные прекрасные дома сохранены, но от этого контраст еще разительнее.
Но есть в городе и островки чистой духовности, это – музеи. В первую очередь, если говорить о поразившем, это собрание икон Художественного музея и усадьбы декабристов князей Волконского (на первом месте) и Трубецкого (на втором).
Байкал, даже мельком и скудно увиденный, оставляет грандиозное впечатление (вместе с дорогой к нему) и желание пожить в его окрестности отшельником.
Скорбное и вместе светлое впечатление от поселка Мишелёвки. Страшно жаль убитую фарфоровую Хайтинскую фабрику. Трогает отношение к ней жителей – любовно-памятливое, благодарное и восхищенное.
Люди Иркутска в целом мне показались неиспорченными, отзывчивыми, умно-ироничными и патриотичными.
Удивительные попытки исправиться, загладить вину, сделанные каким-то порывом, если не рывком: восстановление вдруг памятника Александру Третьему в 2003 году. Он отлит заново по старому образцу, по решению и за счет Восточно-Сибирской железной дороги, но… с одобрения иркутского горисполкома. Впрочем, в этом вывихнутом городе памятник уже пять раз подвергался вандализму: срывали гербы с ограды, кресты с корон, короны с орлов, крали буквы из надписи.
Не менее удивляет установка памятника адмиралу Колчаку, верховному правителю Сибири, расстрелянному здесь, осуществленная известным скульптором Вячеславом Клыковым и местным предпринимателем Сергеем Андреевым, выделившим необходимые средства. Многими эта инициатива была, конечно же, принята в штыки, вызвала митинги и пикеты протеста…
Белое и красное в судьбе Иркутска борется до сих пор, в народе сильна ностальгия по советской власти и даже по Сталину.

НОВОСТИ РУССКОЙ ПОЛИТИКИ
a_sevastianov

Вчера в Москве открылся новый сезон Дискуссионного клуба КОНСЕРВАТОР
Участники заседания обсудили самые актуальные темы на сегодня, это грядущие изменения в Конституции РФ, которые инициированы председателем ГД РФ Вячеславом Володиным и либеральные массовые митинги-бунты в Москве.
В заседании клуба приняли участие самые разные общественно-политические деятели национально-патриотического толка.

Готовы ли национально-патриотические организации в России сегодня к тому, чтобы создать серьёзную альтернативу либеральным политическим силам?
Способны ли национально ориентированные патриорты сегодня объединиться для создания единого политического крыла, которое не даст свершиться либеральному разгулу в стране?

Все участиники заседания пришли к единому мнению о том, что национал-патриоты могут и должны сегодня принять самое активное участие в политическом дисскурсе об изменении Российской Конституции, которое непременно начнётся сразу же по окончании Думских каникул.
Со своими докладами выступили: представитель "Партии защиты Российской Конституции РУСЬ" Сергей Войцинский и автор "Русской Конституции" Александр Севастьянов.
Основным критерием в обсуждении данной темы, является внесение в учредительный государственный документ пункта о статусе Русского народа в России.
Павел Тулаев поддержал мнение соратников и напомнил об исторических моментах дореволюционного периода, когда Россию могло спасти только объединение общественно-политических сил вокруг Русского вопроса, на примере создания "Союза Русского народа".
По словам историка, у России был шанс избежать большевистского разгрома России, если бы работа подобных организаций и дальше была поддержана Государем Императором Николаем Александровичем и разными слоями российского населения тогда.
Валентина Боброва в своём выступлении особенно подчеркнула важность консолидации патриотов сегодня, когда в России наступают непростые времена. Однако, предостерегла соратников, высказав мнение о том, что власти слитшком часто использовали национал-патриотов в своих целях в качестве "пушечного мяса" или "козлов отпущения".
"Сегодня необходимо крайне взвешенно и обдуманно, с учетом анализа прошлых ошибок подойти к вопросу противостояния предполагаемомому либеральному реваншу в России", - отметила Валентина Боброва.
Михаил Очкин выступил с обращением к патриотам в России разного толка, с предложением стать самостоятельной политической силой, но не поддаваться на провокации как со стороны либералов, так и со стороны власти.
2 августа историко-политическая площадка клуба КОНСЕРВАТОР переходит в режим постоянной работы и уже 6 сентября национал-патриоты собираются снова для продолжения работы по вопросу изменения Конституции РФ.
Администрация клуба


РАЗМЫШЛЕНИЯ ПОЛИТОЛОГА
a_sevastianov
Уважаемые коллеги!
Лидер пермского Русского движения, мой друг и соратник, политолог Роман Юшков выступил с заявлением, с которым я предлагаю ознакомиться всем, кто интересуется современной политикой: https://roman-yushkov.livejournal.com

ОБ ИСКУССТВЕ УМИРАТЬ
a_sevastianov
Умение хорошо жить и хорошо умереть – это одна и та же наука.
Эпикур

Кто учит людей умирать, тот учит их жить.
                                                                     Мишель Монтень

В далеком теперь уже 1994 году в журнале «Андрей» № 5 я опубликовал статью под названием «Искусство умирать», в которой, в частности, писал:
«Не должны ли мы учиться “искус­ству умирать” с тем же тща­нием, с каким мы учимся “ис­кусству жить”?..
“Аrs moriendi – “Искусство уми­рать”. Рукописи с таким на­званием ходили по рукам евро­пейцев еще в средние века. Средневековые экзистенционалисты лихо и парадоксально разрешили противоречие меж­ду жизнью и смертью: жить, чтобы умереть, и умереть, чтобы жить. Чем достойнее, благочестивее проживешь, тем благолепнее будет твоя смерть и тем лучше вечная жизнь в загробном мире. “Кон­чины живота своего непо­стыдной, мирной и доброго ответа на страшном суди­лище”, – ничего иного не про­сил у Господа христианин, раз­мышляющий о своем неизбеж­ном последнем часе. Мы встре­чаем “Аrs moriendi среди блокбухов – цельногравированных книг XIV века, а затем – среди инкунабул, первых книг, набранных подвижным шриф­том Гутенберга в течение ХV века. Важность проблемы привлекала к себе не только массового читателя, но и крупных проповедников, писателей, художников, граве­ров, издателей.
Однако ника­кому искусству нельзя на­учить путем теоретических рассуждений. “История – это практическая философия, ко­торая учит нас с помощью примеров”, – эта формула лор­да Болингброка удачно указыва­ет нам неложный источник мудрости».
И далее я приводил многие примеры из истории Европы и Азии того, как надо и как не надо умирать, какие на этот счет есть традиции в разных культурах (например, в античной, японской и др.). В частности, вспоминал о тех, кто добровольный уход из жизни предпочитал невыносимому существованию, несовместимому с достоинством человека или слишком мучительному и опасному.
Конечно, я не первый и не последний, которому подобный ход мыслей, вполне, в общем-то, естественный, приходил в голову. Есть, например, весьма объемистая и любопытная книга: Александр Лаврин. Хроники Харона. Энциклопедия смерти (М., Московский рабочий, 1993). Часть вторая носит интригующее название: «Словарь избранных Смертей», но на самом деле это просто выписки из всемирной истории, в большинстве примеров нет ничего поучительного. Тем не менее, многие примеры интересны, а кое на какие факты стоит сослаться.
С тех пор прошло четверть века, и пришло время мне подумать и о себе, прикинуть на свой возможный исход тот или иной вариант из истории древней и современной. Да и перед собственными глазами моими побывали кое-какие примеры, которые у меня было время осмыслить. Я, конечно, горячий сторонник эвтаназии, но кто может знать свой смертный час? А торопить события тут не следует, хотя поразмышлять не мешает.
Ниже следует несколько соображений, которые пришли мне в голову на этот счет.
Перебирая все, что я видел сам или о чем читал в книгах, я нашел пять образцов ухода из этой жизни, каждому из которых можно было бы позавидовать.
* * *
Сократ
На первом месте для меня стоит Сократ (469-399 до н.э.).
Он был очень умен, намного умнее всех своих современников, его мозг был устроен уникально и постигал то, чего обычные смертные постичь не могли, не умели. Он был предметом восхищенного удивления для своих собеседников и учеников, а ведь среди них, в свою очередь, были не самые простые и несмысленные люди – например, Платон, благодаря которому многие речи Сократа дошли до нас (сам он ничего не записывал, предпочитая мысли вслух).
Однако, как выразился наш Пушкин, «ум, любя простор, теснит»; вот и современникам стало тесно в Афинах с Сократом, постичь которого им было не по уму. Он стал их раздражать самим фактом своего существования. Кончилось тем, что он был осужден афинским судом на смерть (в голосовании принимало участие примерно 550 человек, большинство высказалось за казнь) по обвинению, которое сегодня кажется странным: за «введение новых божеств (имелся в виду тот «демон», который, по словам Сократа, жил у него внутри и руководил поступками, т.е. «внутренний голос». – А.С.) и за развращение молодежи в новом духе». И, находясь в темнице в окружении учеников и друзей, принял с чашей вина растительный яд. Этот яд вызывает паралич окончаний двигательных нервов, мало затрагивающий головной мозг. Холодеют и теряют чувствительность ноги, руки. Смерть наступает почти незаметно; она не мучительна и не позорна, в общем-то гуманна. Но мы вспоминаем об этом по другому поводу.
«Смерть Сократа» – наберите в яндексе или гугле это словосочетание – и вы поймете, что данное событие давным-давно стало всемирного масштаба феноменом, поводом для раздумий самого разного ранга мыслителей, множество раз привлекавшим не только философов, но и философствующих художников, и даже вовсе простаков[1]. Кто только не упражнялся на эту тему! Как заметил один из таковых, «смерть Сократа явилась последним и самым обличительным, самым гениальным его философским произведением, вызвавшим глубокое брожение умов и могучий общественный резонанс на протяжении многих веков человеческой истории»[2].
Первым, кто рассказал об этом событии, был ученик Сократа – Платон:
«Раб удалился, и его не было довольно долго; потом он вернулся, а вместе с ним вошел человек, который держал в руке чашу со стертым ядом, чтобы поднести Сократу.
Увидев этого человека, Сократ сказал:
– Вот и прекрасно, любезный. Ты со всем этим зна­ком – что же мне надо делать?
– Да ничего, – отвечал тот, – просто выпей и ходи до тех пор, пока не появится тяжесть в ногах, а тогда оно подействует само.
С этими словами он протянул Сократу чашу. И Со­крат взял ее с полным спокойствием, Эхекрат, – не дрожал, не побледнел, не изменился в лице; но, по всегдашней своей привычке, взглянул на того чуть ис­подлобья и спросил:
– Как, по-твоему, этим напитком можно сделать возлияние кому-нибудь из богов или нет?
– Мы стираем ровно столько, Сократ, сколько надо выпить.
– Понимаю, – сказал Сократ. – Но молиться богам и можно и нужно – о том, чтобы переселение из этого мира в иной было удачным. Об этом я и молю, и да будет так.
Договорив эти слова, он поднес чашу к губам и вы­пил до дна – спокойно и легко».
Конечно, во многом от отчаяния и протеста Сократа охраняли его религиозные убеждения. Он даже признался своим друзьям в том, что полон радостной надежды,– ведь умерших, согласно древним повериям, ждет будущая жизнь и у него есть шанс попасть в компанию благих богов и великих людей. Именно поэтому на суде он уверенно заявил: «Я доказал не словами, а делом, что мне смерть, попросту говоря, нипочем, а вот воздерживаться от всего несправедливого и нечестивого – это для меня все».
Но дело далеко не только в этом.
Известный исследователь античной философии В.С. Нерсесянц, автор книги «Сократ», выразился неполно, но неплохо: «Смертный приговор, так логично завершивший жизненный путь Сократа, был в значительной мере желанным и спровоцированным им самим исходом. Смерть Сократа придала его словам и делам, всему, что с ним связано, ту монолитную и гармоничную цельность, которая уже не подвержена коррозии времени. Сократ, кончивший свою жизнь по-другому, был бы другим Сократом».
Я бы хотел тут кое-что уточнить, поскольку у меня на всю эту историю особый взгляд. Все дело в том, что в смерти Сократа нашла свое идеальное, эталонное разрешение коллизия «мудрец и народ». Именно таковы должны быть отношения между данными инстанциями. Ведь для массового человека даже простое сосуществование с мудрецом, далеко превосходящим его по умственным возможностям, нестерпимо, оскорбительно, это вызов, который надо преодолеть во что бы то ни стало, даже ценою жизни мудреца[3]. История с Сократом в этом смысле поистине хрестоматийна. И Сократ как настоящий мудрец это отлично понял, принял и не протестовал, как не протестуем мы против стихийных бедствий, потому что они – стихийные, не зависящие от нашей воли.
Мало того. Сократ, несомненно, вполне осознавал огромный философский смысл своего приговора и грядущей казни, понимал все это как свое предназначение и долг, стремился отыграть данную ему судьбою роль до конца. Его ведь судили дважды: на первый случай ему предоставили время подумать и раскаяться, но он не только не попытался смягчить свою участь или увильнуть от казни, но пришел на второе заседание суда с ироническими комментариями, предложив вместо казни пожаловать его постоянными бесплатными обедами. Высокое собрание было взбешено упорствующим умником, и участь его была решена. Тогда друзья предложили ему план побега, поскольку казнь оказалась отсрочена в связи с дионисийскими празднествами. Но Сократ и на этот раз отказался изменить свою долю, уйти от исполнения своего долга перед человечеством. Похоже, он весьма дорожил представившейся возможностью воплотить в своей добровольно-принудительной кончине самую суть проблемы «мудрец и народ», подать пример поколениям. И блестяще справился с таким историческим заданием.
Надо особо отметить, что Сократ нисколько не обольщался насчет своих соплеменников и сограждан, зная им цену, в том числе высшей гражданской инстанции – Народному собранию Афин, которое его и осудило. Он говорил ученику: «Неужели ты стесняешься валяльщиков, башмачников, плотников, кузнецов, земледельцев, купцов, рыночных торговцев, думающих только о том, чтобы купить что-нибудь подешевле и продать подороже? А ведь в основном из них и состоит Народное собрание». Эти слова ясно свидетельствуют о понимании Сократом главной сути происходящего. Суть проблемы «поэт и толпа» лучше всех понял и изложил наш Пушкин; суть проблемы «мудрец и народ» лучше всех понял и продемонстрировал на своем примере Сократ.
По-своему этот вывод подтвердил другой величайший мудрец античности – император Марк Аврелий, написавший в откровенном признании «К самому себе» такие слова: «Демокрита погубили вши, Сократа – другие вши»[4].
Однажды, глядя в Русском музее в Петербурге на известную беломраморную скульптуру Марка Антокольского под названием «Смерть Сократа», я ощутил острую зависть к этому человеку – не потому, что он был таким умным и не потому, что прожил славную жизнь и оставил великий след. А именно потому, что его смерть показалась мне манифестацией, достойной восхищения. Сократ оказался мастером умирания. И я написал стихи, последние строки которых процитирую здесь:

Проклятый век! В нем все извращено.
Хоть пережил давно я третью треть,
Но я не понимаю все равно,
Как толком жить, как толком умереть…

Я умереть хотел бы, как Сократ.
Народ, мне чашу горькую налей!
И прокляни в собрании стократ,
И обо мне потом не пожалей.


* * *
Цезарь
Следом я назвал бы Гая Юлия Цезаря (100-44 до н.э.).
В день, когда ожидался максимальный в его жизни взлет (ему собирались уже предложить царский титул), триумф всей его личной истории, полной борьбы и побед, когда он должен был стать единовластным хозяином всей Римской империи не только по факту, но и по закону, он был убит заговорщиками – буквально на пороге своего величайшего торжества.
Но вот что интересно. У историка Светония, давшего наиболее подробное описание жизни и смерти Цезаря, мы читаем:
«У некоторых друзей осталось подозрение, что Цезарь сам не хотел дольше жить, а оттого и не заботился о слабеющем здоровье и пренебрегал предостережениями знамений и советами друзей. Иные думают, что он полагался на последнее постановление и клятву сената и после этого даже отказался от сопровождавшей его охраны из испанцев с мечами; другие, напротив, полагают, что он предпочитал один раз встретиться с грозящим отовсюду коварством, чем в вечной тревоге его избегать. Некоторые даже передают, что он часто говорил: жизнь его дорога не столько ему, сколько государству – сам он давно уж достиг полноты власти и славы, государство же, если что с ним случится, не будет знать покоя, а только ввергнется во много более бедственные гражданские войны.
Как бы то ни было, в одном согласны почти все: именно такого рода смерть была ему почти желанна. Так, когда он читал у Ксенофонта, как Кир в предсмертном недуге делал распоряжения о своем погребении, он с отвращением отозвался о столь медленной кончине и пожелал себе смерти внезапной и быстрой. А накануне гибели, за обедом у Марка Лепида в разговоре о том, какой род смерти самый лучший, он предпочел конец неожиданный и внезапный.
Он погиб на пятьдесят шестом году жизни и был сопричтен к богам не только словами указов, но и убеждением толпы».
Своей смертью Цезарь одновременно утвердил сразу несколько важных идей – и ушел из жизни победителем, не успев познать горечь, соприсущую большому успеху, ощутить бренность земного величия.
Во-первых, своими трудами и победами, которые нет смысла перечислять, Цезарь, чье имя недаром станет нарицательным, открыл новую страницу в истории Рима и мира. И смерть не смогла изменить главный результат всей его жизни  – установление нового, имперского, общественного строя. В политической истории он навсегда остался титаном, одним из немногих. Вспоминаются строки Шиллера:

Скольких бодрых жизнь поблекла!
Скольких низких рок щадит!
Нет великого Патрокла.
Жив презрительный Терсит…

Во-вторых, он действительно успел не только насытиться, но и пресытиться личным успехом, славой, богатством и властью – всем, что только может предложить жизнь человеку сверх меры одаренному и честолюбивому. Уйти из жизни на вершине могущества, превзойти которую было бы уже невозможно, в полном осознании своего триумфа и силы и не испытав неизбежного разочарования в своем положении – разве это не прекрасная, не завидная доля? Разве не так хотелось бы умереть всякому, кто ведал большой успех? Но не всем дано. Сравнимые с Цезарем величины – Наполеон, Ленин – умирали совсем по-другому, и завидовать им не приходится.
В-третьих, он действительно погиб славной смертью – именно быстро и неожиданно, как и мечтал. Можно сказать, что и жизнь, и смерть покорились любимцу Фортуны.
Цезарь в вышей мере был одарен инстинктом верного поведения, что доказал много раз в ходе всех превратностей своей жизни. Его выбор, его решения каждый раз оказывались судьбоносными и мудрыми, прозорливыми. Думается, вышеприведенное свидетельство Светония о том, что Цезарь чувствовал необходимость вовремя подвести черту под своими достижениями, а потому пренебрегал предосторожностями и азами безопасности, тоже неслучайно и тоже говорит о высшей мудрости консула и его очень зрелом понимании проблемы жизни и смерти.
Повторить жизненный путь Цезаря в наши дни вряд ли кто мог бы. Но желать смерти по его образцу – почему бы и нет?

* * *
Рафаэль
До сих пор я говорил о людях и о смертях, имеющих большое общественное значение. Но жизнь, а соответственно и смерть, человека – это не только великие судьбы и поучительные примеры. В частной жизни людей, даже очень знаменитых, могут быть завидные обстоятельства вполне интимного характер, имеющие, однако интерес для любого, вполне себе незнаменитого человека. Учиться тут нечему и подражать не стоит и пытаться, но позавидовать все равно можно. Об этом я писал в упомянутой статье 1994 года в журнале «Андрей»:
«История дает нам заманчивые и интересные примеры. Так, вошла в поговорку “смерть Ра­фаэля”. Величайший художник Ренессанса, творец знамени­той Сикстинской Мадонны, умер в 37 лет, пав жертвой собственной молодости. Пря­мая и непосредственная при­чина его кончины – известная в Риме доступная красавица по имени Форнарина. На ней, насколько известно, Рафаэль и скончал свои дни, перегрузив организм чрезмерным напряже­нием лучших жизненных сил. Поколения любителей живопи­си скорбят по этому поводу и клянут неутомимую красот­ку. А девка и впрямь была хо­роша: ее портрет в натураль­ную и притом обнаженную ве­личину, созданный учеником Рафаэля, Джулио Романо, мож­но видеть в ГМИИ имени А.С.Пушкина. Унаследовал ли Романо смертоносную любовь учителя, неизвестно, но порт­рет написан с душой.
Многие бы хотели расстаться с жизнью при подобных обсто­ятельствах, да не каждому это дано. Среди редких счаст­ливчиков – знаменитый генерал Михаил Скобелев, покоритель Средней Азии, освободитель Болгарии. Бессчетное количе­ство раз бывал полководец под пулями – и никогда не прятал­ся от смерти на поле боя. Ка­залось бы, настоящий человек войны и смерть должен при­нять посреди сражения, но судьба берегла его для другого: известная всей Москве кокот­ка, красавица Ванда, уложила генерала навсегда. Мне хочется видеть в этом награду за по­двиг, мужество и бранный труд на благо России. Короче,

У Смерти – женская душа.
Он к любимцам благосклонна:
Нежна и благовоннолонна,
Всегда утешить их спеша.

Но если ты – не фаворит,
Не жди пощады от немилой.
Ее ты лучше изнасилуй:
Так мудрость древних говорит.

Живи от первого лица,
Пей чашу жизни до конца,
Срывай с фортуны кринолины,

Дерзай, твори, мужайся, смей!
И жизнью заплатить сумей
За смерть с улыбкой Форнарины…»

Что бы я к сему сегодня добавил? Женщины, как известно, превосходят мужчин в части средней продолжительности жизни. Так что у большинства из нас, мужчин, есть шанс умереть в руках любимой – не обязательно так лихо, как это удалось Рафаэлю, но это все равно завидная участь. Двумя примерами на сей счет я хочу закончить свое повествование.

* * *
Шустер
Запомнилась и заставила позавидовать меня смерть великого советского коллекционера, в третьем поколении, Соломона Абрамовича Шустера (1934-1995), совместившая в себе что-то от Цезаря, что-то от Рафаэля.
С этим красивым, заметным в любом обществе, в высшей степени рафинированным и блистательным человеком меня свела коллекционерская судьба (подробности см. в эссе «О моем собрании и моем собирании»). Между прочим, именно Шустеру принадлежит замечательный афоризм: «Коллекционерство было для нас способом сохранить себя как личность в условиях, когда государство делало все, чтобы этого не допустить». Свидетельствую: это воистину так.
Так вот. Шустер умер 1 сентября 1995 года в Берлине в ночь после вернисажа выставки «Берлин – Москва. 1900-1995), открывшейся с участием ряда шедевров из его собрания. Он был одним из главных виновников торжества. В неизменной шикарной бабочке и отлично пошитом костюме, в дорогущей иностранной обуви, с тростью, одной из своей уникальной коллекции, и при перстнях (тоже коллекция, в которой было даже железное с золотой подложкой кольцо, изготовленное в Сибири декабристом Николаем Бестужевым для своих подельников из собственных кандалов), Шустер был в этот день на вершине признания. Его самолюбие коллекционера было высоко удовлетворено. Он любил и ценил по достоинству свою коллекцию русского искусства начала ХХ века, гордился ею и дорожил такой блестящей возможностью презентовать ее миру. Вечером после банкета они с женой вернулись в свой номер, а в пять утра он умер во сне «на ее плече в гостиничном номере отеля “Кемпински”»[5]. Жена, донская казачка Евгения Крюкова – профессиональный искусствовед – была его верным другом и товарищем, он всегда трогательно заботился о ней, их душевное сродство было очень заметно со стороны. Как тут не позавидовать?
О подобной смерти в старину говорили: «Ангел поцеловал»…
В детстве Шустера переехала машина, раздавила позвоночник и селезенку. Имея весьма длинные ноги и руки, как у нормального человека, он перестал расти грудным отделом, был сутуловат, страдал от инсулинозависимого диабета и прочих недугов, но держался при этом, как лорд. Обладал, как немногие в нашем избранном кругу, «коллекцией коллекций» и несметными познаниями в области искусства. Однако, как верно подметил неплохо знавший его фактический руководитель нашего Клуба коллекционеров Советского фонда культуры Валерий Дудаков, «за многие годы знакомства я редко видел С.А. довольным, успокоенным, удовлетворенным. Какая-то постоянная грусть, “неулаженность” заботила его. Великолепная коллекция, слава, блестяще написанные статьи, полный достаток, казалось, не приносили счастья, хотя несчастья обходили его стороной… Шустер преображался на вернисажах, особенно когда выставлялись работы из его коллекции в России и за рубежом…»[6].
Думается мне, эта постоянная грустинка, которую я также замечал, происходила у Соломона Абрамовича именно в виду его огромных профессиональных достижений, от сознания их всеконечной бренности и тщеты. Ведь с безлюдной олимпийской вершины многое в жизни видится совсем иначе, не таким, как в низинах. «Все суета сует и томление духа», – мог бы сказать он вослед своему прославленному царственному тезке. Как и все мы, впрочем, кто с ранних лет отравлен мудростью «Екклезиаста». Мне почему-то кажется, что в отличие от человека толпы, Шустера никогда не покидала мысль о неизбежности конца. Об этом говорит и такой свидетельствуемый мною эпизод.
Шустер, с его универсальной, энциклопедической образованностью, хорошо знал литературу, особенно поэзию Серебряного века. И только он, наверное, мог бы так точно и притом «навскидку» ответить мне на вопрос об авторстве одного малоизвестного, но великого стихотворения, которое я знал наизусть, не зная при этом имени автора. А стихи, имеющие, между прочим, непосредственное отношение к нашей теме, таковы:

Легкой жизни я просил у Бога:
Посмотри, как мрачно все кругом!
Бог ответил: погоди немного –
Ты меня попросишь о другом…

Вот уже кончается дорога,
С каждым днем все тоньше жизни нить.
Легкой жизни я просил у Бога –
Легкой смерти надо бы просить.

Как-то в разговоре я прочел к месту это стихотворение и посетовал, что не знаю, кто его написал, и Шустер влет назвал имя: Иван Тхоржевский. Действительно, был в 1920-1930-е гг. такой поэт и журналист третьей руки, автор, как теперь ясно, всего одного – зато замечательного – стиха. Думаю, Шустер не случайно был осведомлен на сей счет: видно, в свое время данные строки зацепили и его, он жил с ними в душе. И Господь воздал ему по вере его.
Однако та грустинка – ощущение бренности всех земных достижений, о которой метко написал Дудаков, тоже, как оказалось, имела свои основания, открывшиеся после смерти собирателя. Ведь в самом скором времени жена Евгения Валентиновна отправилась вслед за мужем в иной мир, а потом неожиданно умер от инфаркта их сын Марк, не достигнув и сорока лет. Огромная коллекция досталась юному внуку, названному в честь деда Соломоном, ее судьба вызывает вопросы...
Впрочем, земные дела вряд ли заботят сейчас бывшего создателя коллекции, а вот завидной кончины у него теперь уже никто не отнимет.

* * *
Казантипский персонаж
Юлий Цезарь и Сократ, Рафаэль и Шустер умерли идеально, на мой вкус, каждый на свой лад, конечно. Но самое большое и сильное впечатление произвела на меня смерть, которой я сам был свидетелем в 1977 году на побережье Казантипского залива в Крыму. И которой сильно позавидовал тогда и остро завидую сейчас, все больше с каждым годом.
Мы ездили на киносъемки к старому причалу на совершенно безлюдный песчаный пляж. Там, на этом пляже под перевернутым старым баркасом жили два старика – супружеская пара, которая каждый год приезжала на все лето из Ленинграда  (эту подробность мы узнали потом). Спали на каких-то подстилках, еду готовили на костерке, ни с кем не общались, только друг с другом. Однажды ночью над Восточным Крымом бушевала невероятная гроза – настоящее стихийное бедствие с ужасными молниями, чудовищным ливнем; там такое бывает. Утром все стихло, снова была водная гладь и солнце, но когда мы приехали на место съемок, то увидели, что возле баркаса лежит завернутое во что-то тело, а рядом на песке стоят сложенные сумки и сидит старая женщина. Приехали санитары, забрали тело, она уехала с ними. Все…
Какая счастливая смерть! В конце долгой жизни, посреди грозы и бури, на руках любимой и любящей подруги… Я вспоминаю об этом вот уже более сорока лет. Но такую смерть надо заслужить. Мне подобной, увы, не видать. Не каждому дано стать тем, чем был тот старик для своей жены.

* * *
Вот, наверное, и все, чем я хотел поделиться с читателем на первый случай. Чужой пример – не шляпа в магазине, которую можно прикинуть в зеркале и купить. Кому-то избранные мною случаи понравятся, а кому-то нет; в любом случае «заказать» самого себя на тот или иной манер вряд ли получится. И тут остается сказать вот что.
Проблема собственной смерти – палка о двух концах.
С одной стороны, как написал в «Онегине» Пушкин, тоже очень много чего понимавший:

Блажен, кто праздник жизни рано
Оставил, не допив до дна
Бокала, полного вина,
Кто не дочел ее романа
И так умел расстаться с ним,
Как я с Онегиным моим…

Но сам-то Пушкин умер очень плохо, как я не хотел бы. Возможно потому, что отчасти и сам испытал то, что он чувствовал, – когда у меня лопнул аппендикс и я получил жесточайший перитонит, лежал с дикой болью в животе на убогой больничной койке в районной клинике и чувствовал, как из меня уходит жизнь и холодеют ноги, а потом восемь дней валялся в реанимации. Впрочем, когда я пожаловался медсестрам, что познал муки Пушкина, они меня поправили: ваш случай, сказали мне они, у нас называется «вариант Андрея Болконского». Что тоже не очень приятно, если кто помнит…
С другой стороны, ранняя смерть – это нехорошо, неправильно. А достаточно долгая жизнь, если здоровье не слишком разрушено и мозг работает нормально, – это хорошо. Сколько чудесного мог бы создать тот же Пушкин, дотяни он, как Карамзин, хотя бы до 60 лет.
Помнится, в 1999 году, очнувшись в больничной палате после наркоза, я подумал: по большому счету жизнь состоялась (мне было 45 лет, я родил шестерых детей, написал немало интересного, составил неплохую коллекцию, лихо пожил, в общем – какой-никакой итог уже имелся), можно бы и уйти.
Но вот прошло двадцать лет с тех пор, как Бог решил отпустить меня обратно в мир и продлить мои дни. Я много чего пережил за эти годы, и светлого, и темного, много написал, занимался политикой, счет достижениям и разочарованиям сильно вырос. Большого счастья, пожалуй, уже не испытал, но есть что вспомнить, есть за что поблагодарить судьбу. Да и простое созерцание неба, природы, разных красот мира – естественных и рукодельных, все это само по себе дорогого стоит, ибо радует душу. Ради чего мы живем? «Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать», – написал тот же Пушкин. И того, и другого было за минувшие 20 лет сполна, но мне не хочется это прекращать.
И вот теперь я думаю, что на тот свет торопиться ни в коем случае не надо, ведь мы не знаем, что ждет нас за ближайшим поворотом жизни – а вдруг там что-то хорошее, ценное, важное… Нельзя быть неблагодарным.
Закончу я шуточными стихами, в которых есть и серьезный смысл:

Не комкай жизнь. Тяни резину.
Глядишь – благие небеса
Пошлют тебе красотку Зину,
Ее тугие телеса.

А то – сподобишься проделать
В диете черственной дыру,
Чтоб угодить – а что поделать! –
Озлобленному ей нутру.

Средь благ земных (смотри по списку)
Сумей ничем не пренебречь,
Пусть даже мертвую пиписку
Сменил уж на живую речь.

И аскарид своих, и остриц
При этом ты потешь сполна:
Нельзя свинину? Лопай устриц!
Нельзя коньяк? Хлебни вина!

Не торопи свою кончину,
Засядь за вечный мемуар,
Придумай сто одну причину,
Чтобы продлить волшебный дар.

Исчерпав все, чем жизнь богата,
Пред смертью не склоняйся ниц:
Лежи, молчи и писай в вату,
И слушай щебетанье птиц.

И так, под это птичье пенье,
Усни, мой мальчик, навсегда…
Но в нас горит еще терпенье!
E sempre bene, господа.




[1] Дени Дидро рекомендовал этот сюжет художникам в трактате «О драматической поэзии». К наиболее известным произведениям искусства на тему смерти Сократа относятся картины Луи Давида и его соперника Пейрона, одновременно появившиеся на парижском Салоне в 1786 году.
[3] Этологи отмечают, что если обезьяна, в подражание людям, принимается «читать» книгу (пусть и вверх ногами), это вызывает настоящее бешенство у других обезьян.
[4] Марк Аврелий Антонин. Размышления. – СПб., Наука, 1993. – С. 13.
[5] Дудаков В.А. Коллекционеры. Они были легальными миллионерами в СССР. – М., Пробел-2000, 2018. – С. 153.
[6] Там же, с. 156.

ДОБРОЕ СЛОВО И КОШКЕ ПРИЯТНО
a_sevastianov

О ХОРОШЕМ ДЕЛЕ – ИЗДАНИИ «ВЕЙСКУНИГА»
a_sevastianov
Сегодня отношения между Россией и Германией переживают не самый лучший период в своей истории. Одна из причин этого в том, что народы наших стран не настолько хорошо представляет себе историю друг друга, чтобы питать глубокое взаимопонимание, необходимое для продуктивного диалога.
В силу сказанного представляется необходимым знакомить народ России с историей народа Германии (и наоборот) по достоверным источникам, раскрывающим особенности национальной психологии, быта, верований и культуры, нравов и обычаев и т.д.
Одним из наиболее знаменитых книжных памятников немецкой истории является «Вейскуниг» («Белый Король») – уникальный источник, настоящая энциклопедия Священной Римской Империи Германской Нации, созданная по инициативе императора Максимилиана Первого в 1514-1519 гг. В ней дается живое, увлекательное описание всех сторон немецкой средневековой жизни: войны, битвы и турниры, дипломатические и матримониальные предприятия, охота и рыбалка, путешествия и мореплавание, изготовление оружия и чеканка монеты, астрология и система образования, казни и восстания, словом – все, чем была богата и разнообразна история того времени.
Фигура выдающегося человека – императора Максимилиана Первого – воплощает редкий случай: истинный титан эпохи Возрождения, но… не в художестве, а во власти. При знакомстве с биографией Белого Короля поражает прежде всего его одержимость стремлением к самосовершенствованию, а также количество и качество природных дарований, тому способствовавших. Поистине, он был героем своего времени, одним из тех немногих, к кому применимо пушкинское «мощный властелин судьбы». Настоящее издание – своего рода оммаж его царственной тени. 2019 год – год 500-летнего юбилея со дня смерти имперетора Максимилиана, так что выход в свет такой книги был бы крайне своевременен.
Книга богато проиллюстрирована немецкими художниками круга Ганса Бургкмайра, который сам принял основное участие в этом, она содержит 250 гравюр на дереве, выполненных лучшими мастерами эпохи. При жизни Максимилиана книгу не успели издать, но все текстовые и иллюстративные материалы сохранились полностью, и первое (и единственное) издание состоялось в 1775 году в Вене. Оно является большим раритетом в наши дни. На русском языке (и вообще ни на каком, кроме немецкого) книга не выходила никогда, хотя все российские историки-медиевисты, конечно же, знают об этой жемчужине немецкого книжного дела.
Располагая одним из сохранившихся экземпляров книги, я решил из гуманитарных соображений предпринять ее издание на русском языке со всеми иллюстрациями, чтобы читатели в России получили увлекательное и адекватное представление по важнейшему периоду немецкой истории. В настоящее время перевод со старонемецкого для меня осуществил замечательный специалист. Он гражданин России, но живет и работает в Германии. На его счету немало переводов и комментариев текстов круга Лютера и немецких гуманистов XVI века на русский язык, так что качество перевода высоко профессиональное. На сегодня перевод полностью завершен и оплачен из моих личных средств, как и сопроводительные тексты искусствоведов, как и сканирование всех иллюстраций. Осталось создать макет и отпечатать книгу.
Автор данного текста является специалистом в истории гравюры и книги. Мною опубликован большой альбом по истории западноевропейской иллюстрации и книжного дела, через мои руки прошли все самые красивые книги Европы, в 1980-е гг. я состоял экспертом Музея книги, а в 1993 году получил как издатель первую премию на Всероссийском конкурсе «Искусство книги» именно за малотиражные коллекционные книги ручной работы. Лучшего знатока темы в России нет. Таким образом, я могу гарантировать высокое качество исполнения проекта издания.
Планируемое издание – не массовый продукт; ее тираж планируется не более 100 экземпляров, и в продажу она не поступит вообще, поскольку издается не ради коммерции. Бумага должна быть плотная мелованная; формат очень большой, альбомный; иллюстрации в два цвета (с подложкой) в размер оригинала; переплет тканевой с тиснением и т.д. Одним словом, "Вейскуниг" не обычная книга, а подарочная, репрезентативная, это книга престижа. Она для музеев, главных библиотек и послов, для поднесения во время дипломатических приемов главам государств (Германии, Австрии и т.д.), для крупнейших университетов мира, для мировых звезд научной медиевистики.
К сожалению, экономическая ситуация в России изменилась, лишив меня в настоящий момент возможности дальнейшего финансирования предприятия. Весьма нужное для развития российско-германских отношений дело остановилось на полдороге.
В связи с вышеизложенным я обращаюсь к вам с предложением финансово поддержать проект издания «Вейскунига» на русском языке. Книга будет памятником для всех, кто примет участие в проекте. Для спонсора такое участие это шанс приподняться над грешной землей.
Надеюсь выпустить книгу в свет не позднее сентября с.г.; с вашей помощью, разумеется. Желающие могут перевести деньги на мою карту Сбербанка 5469 3800 5712 4207 с указанием цели платежа: Вейскуниг.

СЕВАСТЬЯНОВ Александр Никитич,
Член Союза писателей России,
Ассоциации исскусствоведов,
Действительный академик Петровской
Академии наук и искусств

22 июня 2019 г., Москва

УНИКАЛЬНАЯ НОВАЯ КНИГА
a_sevastianov
Дорогие друзья, коллеги, читатели!
Из печати вышла моя новая книга: «Российское искусство Новейшего времени». В ней свыше 500 страниц большого формата, твердый переплет. Тираж очень маленький: 100 экземпляров. Из них половина, как минимум, уйдет в бесплатную раздачу самым видным деятелям искусств, искусствоведам и историкам. Поэтому цена книги высокая – 2000 руб., как было и у «Основ этнополитики», тираж которых уже распродан. Тем не менее, я рекомендую ее к приобретению, поскольку в книге собраны мысли и факты уникальные, труднодоступные (Андрей Ильич Фурсов уже написал мне, что от книги «невозможно оторваться»). Меня знают преимущественно как политолога и историка, но я почти полвека занимаюсь и искусством, член Ассоциации искусствоведов, академик Петровской академии наук и искусств и т.д., автор многих статей и даже книг. А эту книгу я, в сущности, писал всю жизнь.
Охват материала – от импрессионистов и передвижников до наших дней. Первая часть посвящена исследованию важнейшего вопроса. «ХХ век изменил лицо мира и образ жизни человека порой до неузнаваемости, до своей противоположности. Вывернул их наизнанку, как перчатку. На примере истории искусства это особенно заметно, выразительно. Критерии, методы, подходы, материалы и технологии – новации во всех этих сферах таковы, что привели бы в остолбенение любого из титанов духа былых веков, случись ему воскреснуть. Очень многое из того, что тысячи лет считалось правильным и естественным, сегодня взято под сомнение: вчерашняя норма стала зачастую исключением, а вчерашнее исключение – нормой». Как и почему это произошло? Вот, о чем следует задуматься. Поиск причин и предпосылок этих радикальных перемен, исследование новых факторов, принципов и критериев мирового искусства ХХ-XXI вв. – этому посвящена первая глава книги.
Ну, а вторая – рассказ о собственно русском искусстве в контексте названных перемен, осуществлявшихся при активном участии отечественных художников. Перед читателем предстанут выдающиеся мастера, художественные объединения, история стилей за примерно полтора столетия – от 1860-х годов и до нашего сегодня. Эпоха предреволюционных исканий, авангард первой и второй волны, соцреализм и т.п. – обо всем этом я постарался рассказать объективно, привлекая широкий исторический и социологический контекст, опираясь в том числе на собственный опыт коллекционера и участника московской литературно-художественной богемы.
Подобной книги не было и нет ни у нас в России, ни на Западе. Она объясняет все, что человеку со стороны кажется необъяснимым в истории нового искусства.
Заказать книгу можно, переведя 2000 руб. на карту Сбербанка 5469 3800 5712 4207 с указанием имени отправителя и почтового адреса рассылки. Так я смогу отчасти окупить расходы и, возможно, даже получить малый гонорар. Книга будет выслана по почте на указанный Вами адрес.

ПЕРЕПИСКА С Н.В. КУРЬЯНОВИЧЕМ О "БЕССМЕРТНОМ ПОЛКУ" НА 2019 ГОД
a_sevastianov
Курьянович Николай
Шифрование: Нет
rodinailismert@yandex.ru

Почему Я не пойду в колонне «Бессмертный полк», пока в России не будет Русской власти!
Я, Курьянович Николай Владимирович https://ru.wikipedia.org/wiki/Курьянович,_Николай_Владимирович
Мой дед по отцу: Курьянович Владимир Антонович (белорусс) – кавалер солдатского Георгиевского креста. По советским меркам – Герой Советского Союза, участвовал в «Брусиловском прорыве», + в Советско – финской компании 1939-1940гг.
Мой дед по матери: Жилицкий Илья Евдокимович (белорусс) воевал в Манчьжурии в 1945 году и награждён медалью «За отвагу». Японский снайпер отстрелил ему, потехи ради, мизинец на руке.
Мой отец: Курьянович Владимир Владимирович, кавалер ордена Трудового Красного знамени (представлялся, и был достоин по всем статьям, на звание Героя Социалистического труда, но по разнарядке его « Звезду» отдали какому-то партийному босу – тыловой крысе); начинал свою трудовую биографию, где и родился, в деревне Александровка Тулунского района Иркутской области с 14-ти лет на заготовке дров, пахал, сеял, охотился на дичь, сдавая мясо фронту. Овладел специальностями комбайнёра, тракториста, машиниста экскаватора. Общий трудовой стаж в календарном исчислении 52 года,8 месяцев и 12 дней; 1928 года рождения, поэтому не успел на один год попасть на фронт, но честно отслужил в Краснознамённом Тихоокеанском флоте более 5-ти лет срочной (!) службы. Тогда служили на флоте пять лет, а отца задержали, так как за отличия в боевой и политической подготовке склоняли к продолжению службы через военное училище, но тяга вернуться в родную деревню преодолела. Служил в г. Советская гавань.
И если бы сегодня были живы мои предки – родители, они бы, так же как и я, всем сердцем и всей душой люто ненавидели бы существующий сионистский режим и строй! А я, зная их непокорный характер, знаю, что говорю. За это ли они воевали и претерпевали ужасы и лишения?! Конечно, нет! Сто раз нет!
Путин и его холуйки, а также все шабес – гои (мерзко-противные прислужники евреев) раскрутили эту тему «Бессмертного полка», чтобы набить на горе, страданиях и крови наших предков себе дополнительный рейтинг, потому что у них не осталось больше, за их подлой душонкой, никаких пропагандистских козырей, кроме как казённого ура-патриотизма.
Им плевать на наших достославных предков, их кровь и мучения, они это делают не для истинно – народного патриотизма, а только для одного – чтобы как можно дольше удержаться у власти, чтобы показать красивую картинку вовне о якобы единении власти и народа. Поэтому, я не пойду в этой холуйской колонне дебилов – презренных рабов, и вам никому не советую быть безмозглыми россиянами. Станьте наконец-то Русскими!
И мы ещё пройдём по главным улицам всех городов России-Руси с оркестром, нашими бессмертными полками, дивизиями и Русскими армиями!
Слава всем нам! Слава Руси! Слава России!


Александр Севастьянов
mail@sevastianov.com
сегодня в 10:41
1 получатель:
Курьянович Николай

Снова удивили, Николай Владимирович, на этот раз неприятно.
Почему Вы ставите себя выше народа, отделяете себя от него? По-моему, для этого нет оснований.
"Бессмертный полк" - народная инициатива, тем она и ценна. Возможно, власть пытается использовать ее в своих целях, это нормально, но суть мероприятия от этого не меняется. Это сегодня, после того, как Русский Марш полностью выродился, это единственная возможность ощутить общность, солидарность со своим народом, причем в масштабе нескольких поколений, как ушедших так и грядущих. Я и сам ходил с детьми и внуками, пронес портреты бабки, военврача, погибшей на фронте, и отца, прошедшего всю войну, и другим рекомендую. Это удивительное, ни с чем не сравнимое ощущение того, что мы, русские - по-прежнему единый народ (хотя на шествии есть и инородцы, чьи предки воевали с нашими плечом к плечу).
А Ваша позиция отдает власовщиной. Сухаревского, что ли, наслушались, этого клинического идиота?
Разочарован.



Курьянович Николай
Шифрование: Нет
rodinailismert@yandex.ru
сегодня в 11:18
Вам

И Вы меня очень удивили, Александр Никитич. Уж кому-кому, а Вам -то, я полагал, хорошо понятно, что эту инициативу, родившуюся, между прочим, в апреле 2012 года в Тюмени в Сибири, как и Русский (потом переименованный в тотальный) диктант в Новосибирске (сибиряки же отстояли Москву,а отнюдь не чеченцы или кто-то другой), как "Марш Победителей", перехватила власть, чтобы спускать пар патриотизма и ради картинки. Каждый участвующий в этом победобесном шоу, по факту подыгрывает существующей сионистской антирусской власти. Позиция всякого русского (даже не убеждённого националиста) должна быть такой: никакого участия в мероприятиях власти, чтобы везде была звенящая тишина и отчуждение. А так опять сионисты водят простодушный народ на марши, ненавидя всё русское. Это просто чудовищная провокация и картонная дурилка. Ладно, что этого не понимает подавляющая масса оглуплённых россиян, но Вы то?! Это просто и удивительно и неприятно одновременно. Кстати, Ваше мнение единственное, среди мною полученных, которое отличается от других . Все остальные, и не только наши сторонники, соглашаются с моей позицией на все 100%. Ну,ладно я. Докажем от обратного. А что и правнук Сталина - Яков Джугашвили тоже что-ли , как и я, ошибается, хотя он приверженец СССР и т.п. Не убедили.


Александр Севастьянов
mail@sevastianov.com
сегодня в 11:30
1 получатель:
Курьянович Николай

1. Не нужно путать режим и Родину. Еще раз: это власовщина. Мы служим не сталинской, или путинской, или царской, или какой-то еще временной России, а России вечной, единой и единственной. Праздник Победы - это наш, русский народный праздник, хотя им пользовался Сталин, а теперь пользуется Путин. Нечего на это обращать внимание, надо быть выше сиюминутных конъюнктурных соображений. И быть с народом, даже если народ с нелюбимым Вами Путиным. А Вам ненависть к Путину застит историческое зрение. Так нельзя.

2. Я очень рад, что большинство Ваших респондентов не разделяет мою точку зрения. Сложные задачи никогда не решает весь класс одновременно, а всегда кто-то первый, кто мыслит лучше и быстрее других Это лишний признак моей правоты.

3. Вы пишете: "Позиция всякого русского (даже не убеждённого националиста) должна быть такой: никакого участия в мероприятиях власти, чтобы везде была звенящая тишина и отчуждение". С чего Вы это взяли? В такой тактике я вижу мало мудрого. А в 1941 году Вы бы тоже предпочли остаться в стороне от "мероприятий власти"?
Еще раз: мы должны служить не режиму, а вечной России. И если власть делает что-то в ее пользу, надо власть поддерживать. Вспомните, что было с нашей армией при Ельцине-Гайдаре - и что сейчас. Надо быть объективным, честно оценивать даже противника.



Курьянович Николай
Шифрование: Нет
rodinailismert@yandex.ru
сегодня в 11:45
Вам

Это власть выкручивается "Бессмертными полками", мимикрирует, подличает, изворачивается Крымнашами, лишь бы только остаться у кормила, а русских извести в могилу. Она ведёт нас в могилу такими же стройными рядами, что и водит т.н."Бессмертными полками". Любая её поддержка, как Вы якобы мудро советуете, лишь продляет её жизнь, и укорачивает жизнь всему русскому народу на 1 млн. человек в год. Не убедили и убедить не сможете. Все Ваши рассуждения - есть рассуждения премудрого пескаря, и не надо сюда путать власовщину. С власовскими триколорами многие пойдут в этом полку. Очень странно, что Вы заблудились в трёх соснах. Случайно ли?
С россиянами, если они идут в могилу, я идти вместе не желаю. Только с русскими, и в борьбе, в бою! А в бессмертном полку,как не странно, русских нет никого! Они по виду только кажутся такими, а внутри, рассуждают примерно, как и Вы. Но за своё непонимание и невольную поддержку власти обязательно расплатятся от её щедрот: кто выкидыванием с работы, кто безденежьем, кто ипотечной кабалой, а кто и смертью преждевременной от разных инсультов и инфарктов. За всё надо платить. И за политическую безграмотность на войне ( а сейчас она идёт против нас полным ходом) тоже. как у нас говорил учитель математики: "Не доходит через голову, дойдёт через другие части тела"



Re: Ответ.
Александр Севастьянов
mail@sevastianov.com
сегодня в 11:54
1 получатель:
Курьянович Николай

1. Вы бы сходили хоть разок сами на шествие "Бессмертного полка", посмотрели своими глазами да почувствовали бы то, что я почувствовал. Тогда бы не стали нести, извините, полную чушь насчет него. А так Вы просто высасываете из пальца грязь, которой нет на деле и в помине. Рассуждаете от фонаря о том, чего не видели. Это не дело для порядочного человека. Только не советую ходить на этот марш с власовской символикой: ноги обратно не унесете.

2. И что значит "власть изворачивается Крымнашами"?! Вам что, и воссоединение с Крымом, о котором мы даже мечтать не смели, не по душе? Ну Вы даете!



Курьянович Николай
Шифрование: Нет
rodinailismert@yandex.ru
сегодня в 12:23
Вам

Власовскую символику россиянские триколоры, ещё раз Вам повторяю, понесут "дорогие россияне". Можете это лицезреть завтра же, стоит Вам оглянуться вокруг. На счёт Крыма объясняю. Его отжали не для нас, не для русских, а для Новой Хазарии, в которой мы живём с 1917 года. Надеюсь, это - то хоть Вы понимаете?! Я в Крыму был специально в подряд: в 2014,5,6,и 7 гг. и видел, как по экспоненте растут каждый год цены при новой россиянской сионистской власти и, как параллельно этому, растёт внутреннее недовольство местных жителей. Крым по - настоящему будет наш, когда мы воссоединимся в единое государство русских с Малороссией, Белоруссией, Приднестровьем, землями южного Урала и Сибири, а на перспективу - и Аляску вернём. А теперь только строят в Крыму мечети да синагоги , как объекты наипервейшей важности. Вам это ни о чём не говорит?!
Вы некогда также восторженно отзывались об участии в "Русских маршах". Прекрасно помню Ваше бравурное видео - интервью на эту тему. Да вот как -то переменили свои взгляды вдруг. Теперь не ходите на них, а всё больше "Бессмертными полками". Что будете делать, когда эта власть падёт, а это неизбежно, как гибель Троцкого, и не будет этой пропагандистской, проплаченной из бюджета (кармана каждого, не спросясь) акции? Россияне - то, ей-ей, без этой пропагандистской подпитки, не будут больше ходить самостоятельно. Им нужен поводырь, на то они и россияне,а не русские. Будете сиротливо выходить один с флажком-власовским триколором. Ха-ха (три раза). Очень сомневаюсь.
Самое справедливое - время, ибо оно показывает всё. Время нас и рассудит,и я, не уверен, что Вам результат понравится. Результат будет не в Вашу пользу. Это я Вам точно говорю!



Александр Севастьянов
mail@sevastianov.com
сегодня в 12:48
1 получатель:
Курьянович Николай

1. "Россиянские триколоры" русские носят с петровских, если не ошибаюсь, времен, Власов тут не при чем (мало ли что у нас кто крал в истории). Я лично не люблю этот флаг, но другого нет, красное знамя для меня ничем не лучше.

2. Про Крым рассказывайте и "объясняйте" кому другому, а не мне. Я в 1997 году был завотделом Украины и Крыма Института стран СНГ, через мой кабинет прошли все крымские пророссийские деятели и сам я ездил туда каждый год и продолжаю ездить, держу связь. Все, что связано с историей и политикой в Крыму известно мне получше, чем многим другим. Воссоединение с Крымом - исполнение самой заветной мечты не только всех русских крымчан, но и вообще всех нормальных русских. Это восстановление исторической справедливости, грубо попранной Хрущевым, и тут двух мнений быть не может. Крым не только наша здравница и жемчужина российской короны, но и русская святыня во многих смыслах. Эти вещи ценами на рынке не измеряются. За Крым можно и нужно платить любую цену. И мусульманам там ничего не светит, это я ответственно говорю. А охотников попользоваться Крымом помимо нас всегда хватало, с этим ничего не поделаешь. Или Вы считаете, что не надо было Крым брать? Или, может, надо его обратно отдать на растерзание украинским этнократам? Так прямо и скажите.

3. Вы, как я посмотрю, живете мечтами. И ими же руководствуетесь к действию. Спуститесь на землю... Идеальной России, которая Вам мечтается, нет и не будет, а есть та, что есть.

4. Русский марш с 2015 года перестал существовать как достижение Русского движения (а в 2005-2014 он был именно главным достижением), а фрагментами выродился и в свою противоположность. Неудивительно, что я изменил к нему свое отношение также на противоположное. Лучше с умным потерять, чем с дураком найти, как говорится.

5. Кстати, о каком воссоединении с Малороссией Вы мечтаете? Украина стала бандеровской на всю обозримую перспективу, и это не временное "помрачение умов", а железный закон этнополитики. А бандеровец русскому не брат, а враг смертельный. Пора бы понять эти простые вещи. Украинская проблема не имеет другого решения, кроме раздела Украины, отделения Новороссии от Харькова до Тирасполя в пользу России. Но для этого у нас пока силенок маловато, возможность эта в 2014 году упущена, увы. Покамест на повестке дня только Донбасс.

6. Время, когда в России буржуазно-демократическая революция могла перерасти в националистическую, прошло. Пока такая возможность существовала, я активно занимался политикой, в т.ч. в рамках НДПР и "Национальной газеты". Сегодня Россия стабилизировалась, и любая революционная деятельность стала аморальной. Ведь всякая революция, вообще-то, есть абсолютное зло, просто в 90-е и 2000-е мы пытались оседлать уже свершившуюся. Но попытка сорвалась и ее не повторить. Попробуйте это осознать и направить свою работу не на раскачивание ситуации, а на созидание. А то ведь жизнь не вечна, можете не успеть ничего сделать дельного, хорошего.



Курьянович Николай
Шифрование: Нет
rodinailismert@yandex.ru
сегодня в 12:59
Вам

Дельное и хорошее я делаю буквально каждый день, в отличие от толп трусливых обювателей - мещан, которые завтра пойдут с Вами в одном строю, потому что это стильно, модно,молодёжно,а главное - безопасно. власть не будет разгонять дубинами, но и даже кашей кормить.Надо же,какая трогательная забота?! Ваша аргументация по всем позициям крайне слаба. Похоже Вы, как и Константин Душенов, обратились из Савла в Павлы, и стали поддерживать эту власть. Ни к чему хорошему это Вас не приведёт.


Александр Севастьянов
mail@sevastianov.com
сегодня в 13:12
1 получатель:
Курьянович Николай

Куда и с кем идти, решать, разумеется, Вам. Пока что Вы ходите с Савельевым и Сухаревским, которые, на мой взгляд, умственно - дебилы, а нравственно - подонки. А миллионы людей, которых Вы свысока именуете "мещанами", на мой взгляд, это и есть настоящий народ, от которого Вы, к сожалению, оторвались. А потому и успеха не имеете в настоящем и в будущем иметь не будете.
Всех благ!

О ГРЯДУЩИХ ВЫБОРАХ
a_sevastianov

Я в общем и целом поддерживаю Путина: мне нравится его международная политика, я благодарен ему за Крым, я вижу, как развиваются в России сельское хоз-во и промышленность (только в прошлом году построено 87 новых заводов), как строятся дороги и мосты и пр.
Но я категорически против антинародного курса Единой России, чьи власть и влияние, с моей точки зрения, мы обязаны минимизировать, если хотим жить лучше. На мой взгляд, нанести ЕР радикальное политическое поражение на выборах - значит помочь Путину.
О том, как это сделать рассказывает текст, полученный мною от В.И. Корчагина, которого я знаю и уважаю очень много лет. Он размещен ниже.

Уважаемые, Дамы и Господа!

Приближается единый день голосования 8 сентября.

         Давайте вспомним крылатую фразу Бисмарка:

«Политика есть только искусство достигать возможного»,    

и заодно школьную математику.

ТЕОРЕМА

Если избиратель не участвует в выборах, то он увеличивает проценты отданных голосов за кандидата партии власти «Единая Россия», что равнозначно  голосованию за него.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

         В соответствии с законом о выборах, кандидату в губернаторы для избрания необходимо набрать не менее 50% от общего числа проголосовавших.

Предположим, что в области 1 млн. избирателей. 

Электорат партии власти стабильный. Это чиновники,  армия, полиция, прикормленные и телезомби, что составляет примерно 30% от общего числа избирателей, т.е. 300.000 человек.

При явке 70 %, т.е. 700.000, участвующих в выборах, за кандидата ЕдРы проголосовало 300.000 избирателей, но он не смог набрать необходимых  для победы 50 % голосов. Чтобы занять кресло губернатора, нужно при такой явке 350.000 отданных за него голосов.

         А вот при явке 60% число участвующих  в выборах будет 600.000, а за кандидата ЕдРы  также проголосовало 300.000 избирателей, но при этом он набирает необходимые 50%  от общего числа проголосовавших, чтобы занять кресло губернатора.

         Следовательно, каждый не участвующий в выборах избиратель увеличивает проценты отданных голосов за кандидата партии власти ЕдРы, что равнозначно голосованию за него.

Что и требовалось доказать!

Почему власть имущие перенесли выборы с октября на начало сентября, когда еще дачный сезон?  Вопрос риторический.

         Народ нищает, доверие к власти падает, а потому  нужно манипулировать.

         Власть стремится минимизировать явку избирателей, а оппозиции наоборот, нужно максимизировать!

         Сегодня уже необходимо начинать агитировать родных и знакомых, чтобы 8 сентября они пришли на выборы и проголосовали за любого кандидата кроме  от партии власти ЕдРы.

         Это даст возможность одержать победу в некоторых регионах другим кандидатам. Малая победа – тоже победа!

         А самое главное - люди начнут осознавать, что если кто не занимается политикой, то политика занимается им, обрекая его  семью на нищету!

                     С уважением, Всем            Виктор Корчагин