April 21st, 2011

Опера про Опера


Некто Сергей Голубев, известный по прозвищу "Опер", явился на этой неделе в Мосгорсуд, где выступил перед присяжными, дав показания, могущие повредить Никите Тихонову. Он заявил, что сделал это добровольно и сознательно, поскольку-де в неформальных беседах в опертивниками ФСБ во время следствия Никита и Женя рассказали о нем много лишнего, а в расшифровке прослушки, установленной в их квартире, содержится фраза "Опера надо ё.нуть" (то есть, по его мнению, убить). Он-де всерьез воспринимает это как угрозу убийством. И решил ответить, дав показания. По сути, Опер признался, что пришел в суд, чтобы свести таким образом счеты с Никитой Тихоновым.
В устном обращении, размещенном здесь http://rutube.ru/tracks/4349901.html, он частично (без упоминания о том, что ему, якобы, угрожали) повторил мотивировку своего добровольного предательства, заявив про "неформальные беседы в СИЗО с оперативниками спецслужб Тихонова и Хасис... нарушили все пункты этического кодекса русского националиста... В результате данных бесед и слива информации ряды настоящих честных националистов в регионах и в москве понесли существенные потери... У меня были все основания для того, чтобы предъявить Тихонову и Хасис в лицо, согласно кодексу, за все их расклады для ФСБ".
Мне довелось прочесть, как говорится, с увеличительным стеклом, все 26 томов дела, но я не заметил там и следа какой-либо информации, могущей подтвердить тяжелое обвинение, брошенное Опером в адрес Никиты и Жени (про Горячева, упомянутого им в том же обращении, не говорю, тут я с ним солидарен). Та участь, которую уготовило следствие и обвинение для подсудимых Тихонова и Хасис, также красноречиво говорит о том, что никакого "сотрудничества со следствием" с их стороны не было и в помине. Наоборот, свидетельствует о полной непримиримости сторон. Что касается, к слову, конкретно Хасис, то меня как раз поразила ее выдержка и стойкость, о чем я написал здесь: http://www.politsovet.org/uri_2/1455.html. Да и показания Никиты, в которых он всячески старается выгораживать даже тех, кто его предал, Бормота и Горячева, не дают никаких оснований не только для обвинений, но и для подозрений, подобных высказанным Опером.
Если у Опера есть конкретная и верифицируемая (то есть, поддающаяся проверке и подтверждению) информация, противоречащая сказанному мной и оправдывающая его поступок, я бы на его месте постарался ее обнародовать. Как говорят, за базар надо отвечать.
В противном случае никаких оснований делать различие между ним и Ильей Горячевым, которому он сам дал справедливую оценку, я не вижу.

Интервью с Никитой Тихоновым.

Originally posted by john_levkovich at Интервью с Никитой Тихоновым.
Вот и у меня теперь есть свой блог. Честное слово, я не хотел. Это интервью с обвиняемым в убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналиста Анастасии Бабуровой националистом Никитой Тихоновым должно было выйти в печатном виде. Не случилось по совершенно объективным причинам, никаких подводных камней, как некоторые думают, здесь нет. Действительно очень сложный вопрос: этично ли на всю страну до решения присяжных транслировать мысли потенциального убийцы, причем не просто какие-то абстрактные мысли, а вполне возможное (подчеркиваю – возможное) циничное вранье по поводу своего не участия в преступлении? И я понимаю тех людей, которые ответили на этот вопрос по-своему, решив, в итоге, поставить материал в несколько ином виде, нежели я готовил. Я продолжаю их безгранично уважать, но с собой тоже ничего поделать не могу: такой вид меня не устроил, и материал я снял. Именно поэтому, впрочем, я - не главный редактор (и вряд ли кода-то им буду), а просто безответственный (в смысле того, что ни за кого, кроме себя, ответственности не несу) корреспондент. Простите меня. Теперь - к делу.

Интервью с Тихоновым я делал по переписке. Листы у меня на руках, если что. Причин подозревать, что ответы писал кто-то другой, у меня нет, почерк - тихоновский, такой же, каким он писал признания в уголовном деле. Заранее оговорюсь, что
интервью выходит с незначительными (действительно незначительными) литературными правками и сокращениями. Мне показалось, что свой журналистский дар (если он в действительности был - но говорят, что был), Тихонов за время сидения в тюрьме успел подрастерять...
Необходимо также напомнить фабулу - для тех, кто не в курсе. Вот два материала, что я писал на тему убийства Маркелова и Бабуровой: первый - newtimes.ru/articles/detail/35109/ второй - newtimes.ru/articles/detail/36526/ Вот заявление присяжной Анны Добрачевой о выходе из коллегии, которое она сделала через меня - www.echo.msk.ru/blog/levkovich78/766688-echo Еще напомню, что незадолго до интервью, которое вы прочтете ниже, Тихонов заявил в суде, что предполагаемое орудие преступления - пистолет Браунинг - ему за несколько недель до задержания подбросил его ближайший друг, лидер националистической организации «Русский образ» Илья Горячев. Горячев на следствии дал показания против Тихонова, затем через The New Times отказался от них, а на суд, чтобы подтвердить либо первые показания, либо отказ, так и не явился.

Тихонов: Где-то в середине октября 2009-го года мы встретились с Горячевым в одном из кафе в районе Ленинского проспекта. То ли в «Шоколаднице», то ли в «Кофе-хауз» - сейчас уже точно не вспомню. Илья сообщил мне, что у него есть для меня «сюрприз» - старый пистолет, который «разболтался». Я был удивлен тем, что у Горячева вообще есть боевое оружие. До этого я видел у него только «травмат», легально приобретенный и зарегистрированный по всем правилам. Горячев спросил, не могу ли я посмотреть пистолет на предмет исправности, а если он не исправен - починить. На вопрос «откуда он у тебя?» Илья ответил уклончиво: «Где взял - там уже нет». «Ладно, - сказал я. - Посмотрю». Горячев передал мне оружие в сумке, там же лежали патроны к нему. Дома по справочнику Жука («Cправочник по стрелковому оружию» - прим.) я определил тип пистолета - Браунинг. Нашел в интернете схему сборки-разборки. После того, как разобрал, оказалось, что внутри сильно изношена пружина. К тому же не работал «досыл». Один выстрел еще можно было произвести, но второй был бы уже крайне проблематичен - даже гильза, скорее всего, не выпала бы. Через своего знакомого я сумел достать новую пружину, заново собрал оружие, затем для проверки выехал за город, где отстрелял из него два магазина. После этого я собирался вернуть его Горячеву - по договоренности, я должен был сделать это до 9 ноября. Как вы понимаете, не получилось – 3-го меня арестовали.
Почему вы не заявили о Горячеве на стадии следствия? И известно ли вам, откуда Браунинг попал к нему? )

-