May 4th, 2012

ПОЧЕМУ НУЖЕН РЕФЕРЕНДУМ ПО ТУВЕ

Я многие годы твержу, что нам необходим референдум по вопросу о продлении или непродлении пребывания Чечни, Ингушетии и Тувы в составе России. Поскольку убежден в том, что этнополитические угрозы от этих субъектов федерации намного превышают геополитические выгоды от них. И народ, при правильном разъяснении этого должен принять правильно решение.
Насчет Чечни и Ингушетии все вроде бы со мною согласны, наглядный урок, полученный там, никому уже разъяснять не надо. А вот включение в этот список Тувы вызывает у большинства недоумение: мол, тувинцы-то при чем тут? В чем их вина перед русскими? Почему от них надо избавляться, как от опасности, причем как можно скорее? Во многом на этот вопрос отвечает эта публикация: http://www.km.ru/news/naczisty_tyvy_uzhe_krichat_smert
Хотя на самом деле мне все было ясно уже давно; еще в 2000 году в книге "Итоги ХХ века для России" я писал:
"Рекордсмен по рождаемости среди российских республик сегодня – Тува (в 1990 г. – 17,6 промилле). За тридцать лет с 1959 по 1989 гг. численность тувинцев увеличилась вдвое. И здесь мы застаем более чем характерную картину. Тувинцы составляли к концу 1980-х в Туве две трети населения, живя притом очень компактно: 96,26% всех российских тувинцев проживает здесь. В возрасте моложе трудоспособного находится 40,7%, в трудоспособном – 54,6%, а стариков – всего 4,7%; тувинцы – молодой народ. Раскрестьянивание у них идет очень активно, за те же тридцать лет доля городского населения увеличилась в три с половиной раза, а в течение жизни одного поколения – в семь раз! Но при этом доля занятых в промышленности чрезвычайно низка (12% в 1992 г.), а уровень безработицы в 1993-94 гг. был самым высоким в Восточной Сибири и одним из самых высоких в России: одна вакансия на 120-140 безработных.
Нетрудно при таком этнодемографическом раскладе увидеть перспективу. Несмотря на то, что более 60% тувинцев знают русский язык, родным они называют тувинский (98,5%) и между собой говорят на нем же (95,6%). Показатель межнациональной брачности – один из самых низких в России. Русских они едва терпят, этносепаратистские настроения у них велики. Летом 1990 года на дискотеке в одном из поселков произошла драка между русскими и тувинцами – рядовой эпизод. Но он сдетонировал по всей республике. По всей тайге тувинцы стали создавать вооруженные отряды, стали убивать, грабить русских, жечь их дома. Народный фронт Тувы возглавил массовое движение и повел дело к отделению от России, к которой она была присоединена лишь в 1944 году. За шесть лет с 1990 по 1996 гг. свыше 6 тыс. русских уехало. И продолжают уезжать до сих пор, потому что опасаются за свою жизнь и имущество. И правильно делают. Тува не стала пока второй Чечней, но постепенно в республике сформировался режим этнократии и русофобии. Подобно американским неграм, тувинцы упорно плодятся и готовятся к решающему броску".
Я предлагаю моим читателям задуматься над сказанным.