April 2nd, 2014

О КРЫМСКИХ ТАТАРАХ

В последнее время меня спрашивают, как относиться к крымским татарам. Представляют ли они угрозу для нас в Крыму? Как они относятся к русским, к России? В этой связи я предлагаю вниманию читателей свою статью, опубликованную в "Независимой газете" еще в 1990-е гг. Она поможет разобраться в заданных вопросах.


БОЙ В КРЫМУ. ВСЕ В ДЫМУ?

(Опубликовано в «Содружество НГ» №8, 1998)


УВАЖАЕМЫЙ г-н Энвер Байрамов! Позвольте поблагодарить Вас за заметку «Мы нужны самим себе», которая открыла передо мной две важные возможности.

Во-первых, возможность принести искренние извинения Вам, (а в Вашем лице и всем Вашим соплеменникам) за ту «острую нравственную боль», которую невольно причинила моя статья «Неотразимость этнополитики»[1]. В свое оправдание могу сказать только одно. В оригинале статья имела подзаголовок: «Кому в Крыму нужны крымские татары?» Тем самым мне хотелось привлечь внимание читателей к тому – увы, непреложному – факту, что в условиях, когда Украина не хочет, не может и не бу­дет решать проблемы крымских татар, а Россию они всячески отталкивают сами (турецкий же фактор, нежелательный для обеих стран, является дестабилизи­рующим в регионе), татары, по сути, оказались предоставленными сами себе со всеми своими заботами.

Однако редакторы «НГ» – на­род своенравный и щепетильный в вопросах языка. Особенно это проявляется в подзаголовках, которые они по традиции считают как бы своей вотчиной. В данном случае редактор, видимо, посчитал двойное употребление корня «крым» в одной фразе недопустимой тавтологией. В результате подзаголовок приобрел тот оскорбительный и даже шовинистический смысл, которого я никогда не хотел и не предполагал. Прошу поверить, что я никогда не выражал сомнений в экзистенциальной необходимости крымских татар в Божьем мире.

Во-вторых, Ваша заметка позволяет мне вернуться к важному вопросу, которого я вынужденно коснулся в предыдущей статье лишь мимоходом, в то время как он достоин широкого и подроб­ного разговора. Я исхожу при этом из твердой уверенности, что историческая правда необходима всем.

Вы пишете, что я «ради политической конъюнктуры» использую неблаговидные факты, «которые надо бы адресовать не ко всему народу, а к определенной кучке националистов», и предлагаете мне «указать фамилии пре­дателей, а не огульно обвинять весь народ». К сожалению, сде­лать это было бы затруднительно по причине, о которой – ниже.

Назвать события, развернув­шиеся в Крыму после прихода немцев, «неблаговидными фак­тами» кажется мне терминологи­чески неточным. В эту формулу не вписываются ни погромы рус­ского населения, проводившиеся татарами в ряде населенных пунктов (например, в Ялте, где полностью вырезались целые русские семьи), ни многочислен­ные доносы, писавшиеся татара­ми на русских, евреев и цыган в немецкие комендатуры, ни тому подобные массовые явления. Но я не стану задерживаться на этих второстепенных обстоятельствах, а сразу перейду к главному.

В 1991 г. «Военно-историчес­кий журнал» (№3) опубликовал материалы из Военного архива Объединенной Германии при бывшем Институте военной ис­тории. Это документы Третьего рейха, касающиеся отношений немецких оккупационных влас­тей Крыма с татарами (перевод и подготовка к публикации Г.А. Литвина). Они красноречивы и репрезентативны. Процитирую отдельные выдержки из них с ми­нимальным комментарием. Вы­деления в тексте сделаны мной.

«Командующий 17-й армией и командующий войсками вермахта в Крыму. Отделы оперативный и разведки № 1231 – 44

Совершенно секретно

Только для командования

В группу армий «А»

1. Командование армии пред­лагает создать в Крыму местное правительство.

2. Основания

Выступая с таким предложени­ем, армия исходит из следующе­го:

...б) Сильно возросшее бандит­ское движение, в основном в го­рах Яйлы, ввиду наших слабых возможностей, можно разгро­мить только с помощью населе­ния, и тогда бандиты не будут на­шим третьим фронтом (1-й фронт – Керчь, 2-й – Перекоп, 3-й – партизаны. – Прим. пер.) Это можно сделать только с таким населением, которое добровольно стоит на нашей стороне и связы­вает свою судьбу на горе и на ра­дость с немецкими и румынскими войсками.

Созданные во многих селах во­оруженные силы самообороны до сего времени показывали себя с лучшей стороны. Подпись.»

«Приложение к дневнику во­енных действий № 389

Совершенно секретно

Только для командования

Телеграмма

В группу армий «Юг»

По согласованию с командова­нием группы армий «Юг» среди татар началась вербовка большо­го количества добровольцев... Татары хотят вместе с немецки­ми войсками выступить на борь­бу против большевизма для за­щиты народа и родины. Сообще­ние об этом предусмотрено дать при помощи плакатов и солдат­ского радиопередатчика от име­ни татарских и магометанских руководителей... Таким образом можно будет влиять на дивизии, в которых много представителей кавказских народов, предлагая им переходить с оружием, ссыла­ясь на пример татар, чтобы сов­местно сражаться за освобожде­ние их родины от большевизма.

11-я армия, отдел разведки № 321/42. 4.01.1942 г.»

«Из дневника боевых действий 11-й армии в Крыму

Приложение в отделе разведки айнзатцгруппа «Д» шефа поли­ции безопасности (СД).

Рекрутский набор крымских та­тар

Доклад о результатах добро­вольной вербовки, набор на во­енную службу и полученный опыт.

I. ПЛАН ПРИЗЫВА ТАТАР АРМИЕЙ

1) Передача вопросов рекрутирования татар армией в айнзатц-группу «Д»

2.01.1942 г. в отделе разведки армии состоялось совещание, где было заявлено, что Фюрер разре­шил призыв добровольцев из крымских татар... Целью этого призыва является: охватить крымских татар, способных слу­жить в армии, для действия на фронтах в Крымской армии на добровольной основе, а также со­здать татарские роты самооборо­ны, которые совместно с айнзатцгруппой «Д» можно будет ис­пользовать для борьбы с партиза­нами... Призванные в армию та­тары считаются служащими вер­махта. Они получают одинаковое питание и денежное содержание, как и немцы низкого ранга...

II. ПРОВЕДЕНИЕ ВЕРБОВКИ И ОХВАТ КРЫМСКИХ ТАТАР

1) Включение и помощь татар

Исходя из того, что быстрая и действенная вербовка и охват возможны только с помощью та­тар, татары из Симферополя, а также в Евпатории, Бахчисарае, Ялте, Алуште, Карасубазаре, Старом Крыму и Судаке просят создать татарские комитеты и там, где их пока нет <...>

3.01.1942 г. в 10.00 началось официальное первое заседание татарского комитета в Симферо­поле, посвященное началу вер­бовки татар Крыма для общей борьбы против большевизма...

СС-оберфюрер Олендорф от­крыл заседание приветственным словом, в котором он приветст­вовал комитет и сказал, что он рад сообщить комитету, что ар­мия их просьбу – защищать Родину против большевизма с оружи­ем в руках – принимает...

Присутствующие татары эти слова восприняли с восторгом и бурно аплодировали... Присутствующий здесь мулла мусульманского объединения Симфе­рополя взял слово и заявил, что его религия и верования требуют принять участие в этой священной борьбе совместно с немцами...

После того, как старейший из татар Эннан Сетулла заявил, что он сам с оружием готов выступить, слово взял председатель та­тарского комитета Абдурешидов и сказал буквально следующее: «Я говорю от имени комитета и татар и знаю, что татары как народ полностью поддерживают то, что я скажу. Достаточно только призыва немецкой армии, и тата­ры готовы выступить все на борьбу против общего врага. Для нас это большая честь под руководством Адольфа Гитлера, крупней­шего деятеля немецкого народа, получить разрешение сражать­ся...».

Как представитель татарской молодежи второй председатель татарского комитета Керменчикли заявил, что он говорит от име­ни татарской молодежи, которая знает, что речь идет о лучшем будущем, что нас связала судьба совместной борьбы: «Каждый молодой татарин идет в бой с со­знанием против злейшего врага, который одновременно является врагом немецкого народа...».

После того, как обо всем дого­ворились, татары попросили это торжественное заседание и тем самым начало борьбы против неверных закончить молебном по их обычаю. Татары покрыли свои головы и, стоя, повторяя за муллой, произнесли три молитвы: 1-я молитва – за достижение быстрой победы и общих целей, а также за долгую жизнь фюрера Адольфа Гитлера; 2-я молитва – за немецкий народ и его доблестное войско; 3-я молитва – за погибших в боях немецких сол­дат <...>

V. ПОЛУЧЕННЫЕ ПЕРВЫЕ

РЕЗУЛЬТАТЫ ОПЫТА

Уже при занятии войсками Крыма татары показывали свое дружелюбие к немцам. Они счи­тали немецкие воинские части освободителями от большевист­ского ига, предлагали свою по­мощь и выражали дружелюбие... После вступления немцев они все чаще предлагали свою по­мощь в борьбе против партизан в Красной Армии... В Симферопо­ле, Бахчисарае, Карасубазаре и т.д. молились они за победу не­мецкого оружия, за фюрера, по­сылали благодарственные пись­ма, а также писали письма, в ко­торых просили разрешить им принять участие в борьбе с боль­шевизмом.

Вербовка и создание подразде­лений, а также боевое примене­ние татарских рот самообороны под командованием айнзатц-группы «Д» дают примеры, что касается татар Крыма, считать: большинство татарского населе­ния выражает готовность сра­жаться...»

ДЛЯ ТОГО, чтобы не могло воз­никнуть впечатления, будто все немецко-татарские пылкие наме­рения остались только на бумаге, сообщу еще несколько фактов, почерпнутых в тех же докумен­тах. Самое главное, конечно, это цифры. Не прошло полутора ме­сяцев со дня вышеупомянутого совещания, как вербовщики (на­поминаю: речь идет о доброволь­ной вербовке!) уже рапортовали об успехах. Отмечалось, в част­ности, что «татары восточной ча­сти Крыма... и особенно сельских районов Северного Крыма почти все поголовно заявляли, что они готовы немедленно с оружием в руках бороться с общим врагом» (там же). Так, например, в пер­вые же 20 дней в селах Бахчиса­райского района добровольно за­явили о своей службе 565 татар. Проведя рекрутирование в 203 населенных пунктах, вербовщи­ки набрали к 15.02.1942 г. в об­шей сложности 9255 татар, год­ных к военной службе. (Назвать всех пофамильно было бы весьма сложно.) В дальнейшем эта циф­ра росла.

Много это или мало? Военные историки и социологи считают (таково устоявшееся мнение), что максимальный мобилизаци­онный потенциал народа – 10% от его численности. Названная выше цифра представляет собой именно этот процент.

Сказанное позволяет утверж­дать: в то время как Красная Ар­мия и партизаны, фронт и тыл, весь народ СССР вели смертель­ную схватку с врагом, против них на стороне немецких завое­вателей в Крыму выступили не «отдельные негодяи и предате­ли», а большинство крымскота-тарского народа, по сути – народ как таковой. Это исторический факт.

Разумеется, он не исключает другого факта: многие крымские татары, мобилизованные в Крас­ную Армию до и в самом начале войны, разбросанные, рассеян­ные по отдельным армиям, частям и воинским соединениям, доблестно воевали бок о бок с русскими, белорусами, грузина­ми и т.д. Этого тоже никто не мо­жет отрицать. Бессмысленно га­дать, как повели бы они себя, ос­тавшись в Крыму под немецким владычеством. Но речь здесь не о них. Если, даже вопреки тому, что основной призыв в Крыму успела провести еще советская власть, крымскотатарский народ сумел добровольно выделить до­полнительно столь большой контингент для борьбы с этой са­мой властью, это является луч­шим свидетельством того, на чьей стороне он в действительно­сти был.

КАК ВОЕВАЛИ против нас татары в Крыму? Приведу только одно свидетельство из того же источ­ника: «Применение татарских рот в боевых действиях показы­вает, что они в основном дейст­вуют хорошо., Так, в Западном Крыму были задействованы 8-я и 9-я татарские роты Бахчисарая и Коуша, и они показали себя в по­иске отлично. Также и другие группы татар при айнзатцкоманде «Д» в вопросах разведки пока­зали себя хорошо. В стычках с партизанами татары действовали умело, и они побеждали: много партизан уничтожено, другие бе­жали. Так было в районе Бахчи­сарая, а в районе Судака они дей­ствовали и против регулярных войск (десант). Об их боевых ка­чествах указано также и в парти­занских донесениях...

Татары как народ всегда были врагами большевизма и ведут войну против России».

Таковы были самые первые шаги (январь–февраль 1942 г.) татарских боевых формирований под немецкой эгидой. В дальней­шем именно их усилия привели к подавлению партизанского дви­жения и к утверждению немец­кого господства в Крыму.

Я намеренно не стал (дабы из­бежать обвинения в предвзятос­ти) обращаться к документам, легшим в свое время на стол Ста­лина и послужившим основани­ем для принятия решения о депортации крымскотатарского на­рода из Крыма. А также к тем, за­частую очень живописным, доне­сениям, что легли в основу соот­ветствующих сводок и обобще­ний. Интересующиеся сделают это сами.

Нам же сейчас, я думаю, впол­не достаточно внимательно прочесть документы из немецкого архива (которые беспристрастно и объективно фиксируют собы­тия), чтобы сделать вполне однозначные выводы.

Александр Севастьянов –

заме­ститель директора по науке

Ин­ститута стран СНГ




[1] Статья «Неотразимость этнополитики» имела подзаголовок «Кому в Крыму нужны крымские татары?», который был упрощен редакцией до: «Кому нужны крымские татары?», что и вызвало запальчивую реплику главы московской общины крымских татар Э. Байрамова. Воспользовавшись случаем, я развернул свой ответ в историческую справку по архиважному вопросу.