Александр Никитич Севастьянов (a_sevastianov) wrote,
Александр Никитич Севастьянов
a_sevastianov

Category:

«ВХОДЯЩИЕ, ОСТАВЬТЕ УПОВАНЬЯ!..»

Итоговое письмо о русских мусульманах Вадиму Сидорову (Харуну ар-Руси). Часть 2.

8. Как всякий горячий, а не «теплохладный» адепт своей веры, Вы в конечном итоге обращаетесь к аргументам неверифицируемым: «Есть завеса, которой покрыты человеческие умы, глаза и сердца, и как только эта завеса (куфр) срывается по милости Всевышнего, глаза, интеллект и сердце человека открываются для особого вида метафизического знания (сирр), которое позволяет ему видеть суть вещей сквозь шелуху идолопоклоннических химер».
Слова, слова, слова… Обсуждать подобные горделивые заявления уважающий себя мыслитель не станет, как Вы сами понимаете. Но об этом я уже писал.
Хотелось бы только узнать, как человек с подобной позицией оценивает политические, военные и научно-технические успехи всемирной уммы. Глядя на то, что происходит сегодня в мире мусульман, нелегко вообразить себе, мне кажется, что «глаза, интеллект и сердце» этих людей «открываются для особого вида метафизического знания», которое позволяет «видеть суть вещей». Что-то существенное, по-видимому, от них скрыто, ибо в мире этнических мусульман, как мы видим воочию, нет ни мира, ни порядка, ни процветания. (Если не считать того, что покупается на Западе за бешеные нефтегазовые деньги.) Нет даже вероисповедного единства, вместо этого – кровавые распри различных толков. А главная беда в том, что сегодня под угрозой оказывается самое ценное достояние всемирного мусульманства – неизменность традиций, регулирующих отношения между полами, поколениями, стратами. И винить в этом только Запад (как некоторые винят его в крушении СССР) несправедливо, невозможно.

9. Вам не нравится та вполне очевидная привязка религий к расам, на которую я указал. Она вызывает у Вас вопросы. Это неплохо: вдумываться в суть вещей полезно. Плохо другое: Ваши категорические оценки (неважно, хорошие или плохие) того, чего Вы не поняли. Я постараюсь Вам помочь.
Вы спрашиваете: «Если религии жестко расово детерминированы, как объяснить то, что переднеазиатское христианство распространяется у европеоидов (и что это, кстати, за абстрактные “европеоиды”, из которых по политически конъюнктурным соображениям середины прошлого века исключались переднеазиаты?), а европеоидный буддизм у монголоидов? Какой такой расой можно объяснить отторжение евреями христианства, если она у них совпадает с расой ближневосточных (левантийских) христиан, прекрасно его принявших? Какими расовыми соображениями определяется огромный интерес к буддизму на современном Западе, включая конверсию в него множества видных представителей западной элиты, главным образом европеоидов?». И т.д.
Детально отвечать здесь нет места. Многое Вам станет понятнее, если удастся прочесть мою книжку «Основы этнополитики» (в печати), где максимальное внимание уделено проблеме расо- и этногенеза (не в гумилевском смысле, разумеется). Здесь скажу только кратенько:
1) переднеазиаты выключаются из европеоидов не по «политически конъюнктурным соображениям», а по той причине, что Средиземноморье, Ближний Восток, Средняя Азия есть зона наиболее длительного и интенсивного смешения проторас (кроманьонца и неандертальца) и образования одной из наиболее ранних вторичных рас, к представителям которой относятся в т.ч. семиты (на расовой периферии возникают и такие феномены, к примеру, как балкано-кавказская субраса). У автохтонов этого региона неандертальские расовые рудиментарные маркеры встречаются относительно чаще, чем у других народов Центральной, Западной и, тем более, Северной Европы. Собственно, наличие сих автохтонов, в частности, и позволяет говорить о существовании рас первичных и вторичных;
2) отторжение евреями христианства, в отличие от левантинцев, объясняется тем, что евреи вполне уникальный этнос, недаром говорящий о себе так: «Вот народ, живет отдельно и среди народов не числится». Строго говоря, это нация-религия, в отличие от большинства известных наций и этносов. Левантинцы (и другие представители вторичной расы, принявшие христианство, например, эфиопы) никогда не были иудеями, а евреи были и остаются ими, христианство всегда воспринималось ими как порча, в том числе национальная, как внутренняя диверсия. А что могли испортить в себе левантинцы, приняв христианство?
3) самое интересное, действительно: почему христианство перешло от семитов к европеоидам, а буддизм от индоариев к монголоидам?
Ведь никуда не уйти от того факта, что христианство основано евреем, буддизм – индоарием, мусульманство – арабом. Но только ислам пришел, по сути, на пустое место, не занятое сколько-нибудь развитой религией, почему и прижился среди того же контингента, где зародился. А христианство и буддизм, вначале завоевав определенный плацдарм в своей среде, в скором времени стали восприниматься как опасная девиация мощных исконных религий и начали выдавливаться вовне. Иудеями – очень успешно, индусами – не очень успешно поначалу, но сейчас уже вполне.
Выдавливаемые из ареала своего зарождения, христианство и буддизм обратились к народам, чьи религиозные представления переживали кризис и не могли конкурировать с «внебрачными детьми» очень цельных и совершенных религий, из которых было взято многое наиболее жизнеспособное.
Но нам важно отметить, что христианство утверждалось у европеоидов в жесткой конкурентной борьбе буквально со всеми популярными религиями – вспомните Рим того времени, с его культами богов всех покоренных народов, или Древнюю Русь, где состязание приняло открытый характер. Да и буддизм у монголоидов не раз подвергался испытанию конкуренцией, хоть бы и с христианством. А это однозначное свидетельство в пользу того, что религии, воспринимавшиеся родившей их расой как «порченые», как девиация, духовная отрава, нашли у представителей другой расы внутреннее соответствие. Еще раз подчеркну: язык, вера, культура – есть эпифеномены такого феномена, как раса и этнос. Они соотносятся с расой и этносом, как вторичное – с первичным, производное – с исходным. Не вера порождает расу и этнос, а наоборот – раса и/или этнос порождает или принимает веру в соответствии с внутренними своими интенциями (отчасти исключение евреи, см. выше).

10. Вы уловили, несмотря ни на что, основное: «Проблема, а точнее данность момента, заключалась лишь в жестком территориальном разграничении, относительно (!) совпадавшем с расовыми границами, которое в наши дни стремительно теряет актуальность».
Ну, в наши дни много чего теряет актуальность. А точнее, наш век – век вавилонского всесмешения в масштабах планеты, век всесторонней деградации белой расы и тотального умственного блуда – непрерывно порождает «в промышленных масштабах» всевозможных химер и ублюдков духовного свойства. Как подметил поэт, «Неладно что-то с нашим Зодиаком: Лев – Козерогом стал, а Дева стала Раком». Человек стал себе слишком много позволять такого, чего не мог и не должен был себе позволять в ходе десятков тысячелетий. Ведь природа, как было известно еще Дарвину, создает только чистые формы, всевозможная гибридизация противоречит ее установкам на соответствие среде и вообще на совершенство. Как только сложившиеся биологические формы срываются со своих мест, из своих тысячелетних экологических ниш, и начинают жить вперемежку (как живут уже сейчас), наступает эра глобального эксперимента, судьбу которого предсказать нельзя. И это немедленно отражается и в духовной сфере.
В ХХ веке все константы стали съезжать с привычных позиций, а многоразличные аберрации и девиации приобрели массовый характер. Особенно у «продвинутых» белых народов. Взять хоть перемену на свою противоположность основного закона, по которому жили представители всех рас: «Бабы еще нарожают»…
Что же удивляться, что в наши дни насоздавались «сотни тысяч мусульман из числа не только русских и украинцев, но и шведов, датчан, норвежцев, немцев, швейцарцев (всех трех национальностей), итальянцев, испанцев, французов, англичан, голландцев и буров». Это лишь один фактик из множества, свидетельствующих о нашем плачевном вырождении, об утрате духовной идентичности европеоида, вслед за утратой идентичности физической. То, что раньше было явлением случайным и периферийным, маргинальным (пираты-мусульмане, муваляды и т.д.), в эпоху разложения и упадка становится, естественно, мейнстримом. И наоборот, все, что веками считалось нормой, подвергается маргинализации (очень хорошо это видно в области секса).
Европа обречена, это видно невооруженным глазом, фиксирующим цветных «французов», «шотландцев», «англичан» и т.д. А духовная оптика фиксирует аналогичное явление в своей сфере соответственно. Европа ставит на себе эксперименты, в том числе религиозные, судорожно пытаясь нащупать путь к спасению, но, как говаривал Шатобриан, «нет счастья вне проторенных путей». Сойдя с них, о спасении думать нелепо.

11. Выполняя свой долг воина джихада, Вы пишете: «Александр Никитич мечтает о вытеснении мировых религий национальными, однако, глобальная религиозная статистика абсолютно не подтверждает его надежд: двумя конкурирующими религиями (в принятом на Западе понимании) во всем мире остаются Христианство и Ислам, тогда как национальные религии вроде синтоизма или африканских культов существуют как изоляты на периферии мировой цивилизации».
Вам бы хотелось, понятное дело, так видеть перспективу, поскольку христианство явно теряет позиции в странах первого и второго мира, все более перетекая в третий, самый слабый, но и там уступая поле битвы исламу (яркий пример Индонезия или «нация ислама» афро-американцев). Но странно, что Вы не видите очевидного: никуда не делся ни индуизм, ни конфуцианство, ни иудаизм, ни вуду, во всей Европе заметен рост неоязычества, процветает неошаманизм и т.д. (Кстати, написать, будто «химерический “индуизм” это всего лишь конструкт», созданный под диктовку англичан, может только человек, не читавший Законов Ману, я бы очень просил Вас восполнить этот пробел.)
Я душевно равноудален от ислама и христианства, а также и от буддизма. Все это религии молодые, поздние, глубоко человеческие и глубоко вторичные. А такие, по моему мнению, априорно далеки от потусторонних реалий, оторваны от настоящего положения дел и для меня большого интереса не представляют. Взять хоть такую вещь, как переселение душ, являющееся медицинским фактом, многократно удостоверенным документально. На мой взгляд, кстати, признание этого факта является одним из важных критериев истинности той или иной религии. И что же мы видим? В иудаизме переселение душ – одна из неоспоримых религиозных констант, как и во всех вообще древнейших религиях. А в христианстве и мусульманстве, отпочковавшихся от иудаизма и непредставимых без его основы, данное знание наглухо заблокировано, отвергается. Что свидетельствует о сознательной или несознательной деградации религиозных представлений, о роковой погрешности, возникшей при филиации изначальной авраамической религии. И т.д.
Мне думается, моя позиция, в силу сказанного, более объективна, свободна от злобы дня, поскольку это позиция «над схваткой». И в этой связи я должен еще раз обозначить наши с Вами отличия в подходах.
Нация первичнее, а потому выше религии, для меня это аксиома. Поэтому я абсолютно отрицательно отношусь к любым попыткам поставить перед русской нацией религиозные цели выше национальных, от кого бы такие попытки ни исходили – от мусульман вроде полуармянина Сидорова или от христиан вроде полуеврея Фролова.
Так что мы вряд ли договоримся, вряд ли поймем друг друга вполне. Но мне и тут процесс дороже результата. Тем более, что мы подошли к главной теме: в чем наш, русский, национальный интерес в религиозном аспекте.

12. Вы пишите: «Русские уже лет двадцать как сотнями тысяч, если не миллионами принимают самые разные религии, нетрадиционные для русского народа». И приводите в пример русских протестантов и русских мусульман, найденных Вами «в одном из хорошо знакомых мне городов в центре ЕС», в отличие от родноверов, которых «за все эти годы мною там найдено не было».
Меня не удивляет массовый переход русских в протестантизм: это религия интеллигенции, максимально рациональная, по сравнению с католицизмом и православием, стоящим более на эмоциях. По мере роста удельного веса и значения интеллигенции позиции протестантов будут крепнуть, это понятно. Меня не удивляет и отсутствие родноверов среди эмигрантов: это наиболее привязанный к Родине контингент, который палкой не выгнать за рубеж на ПМЖ.
Меня удивляет, что Вы не замечаете очевидного. Да, подобная практика налицо, и она не вписывается, как Вы говорите, в мою рекомендацию «…либо создать, наконец, свою религию, в центре которой будет сам русский народ и его предки, либо придерживаться одной из своих национальных религий, а не пытаться позаимствовать в очередной раз чужую». Это так.
Но ведь мало констатировать факт, надо его еще и оценить. Оценка же, на мой взгляд, может быть только негативной (а политическая практика по отношению к нему соответственной). Или русский народ еще недостаточно раздроблен, чтобы предлагать ему все новые и новые водоразделы? Или он не переживает кризис идентичности, чтобы предлагать ему все новые и новые идентичности? Или религиозный фактор вообще мало проявил себя в истории как конфликтогенный?
Да, «сегодня, когда нас не объединяет ни служение династии, ни территория, ни вера, ни идеология, именно сегодня в этих условиях пора, наконец, осознать, что кроме крови у нас, русских нет ничего». Я не откажусь от этих своих слов. Но их не следует понимать в том смысле, что коли все так, то нам все равно, во что верить, где жить, кому служить и какой идеологии придерживаться. Несмотря на то, что возврат к монархии я не считаю возможным; что нынешние границы России, отрезавшие миллионы русских от материнской нации, меня не удовлетворяют; несмотря на то, что православие уже утратило роль всеобщей русской скрепы, а идеология русского национализма ее еще не приобрела; несмотря на все это и многое другое, я считаю, что задача единства русской нации стоит на повестке дня. И она должна быть выполнена, если мы не хотим разделить участь эллинов, римлян и  египтян, а хотим жить в веках и тысячелетиях, как евреи, индоарии и китайцы (ханьцы).
С этой точки зрения число и влияние всех факторов, способствующих русскому единству, должно быть максимизировано, а факторов, разделяющих русский народ, минимизировано. Последнее относится и к переходу русских в ислам.
Что тут не так? Что не логично?
Может быть, мои предложения расходятся с мощной тенденцией времени. Но я всегда чувствовал в себе силы противостоять своему веку. И делал это, как Вы знаете, весьма успешно.
Время бросает вызов? Что ж, значит мы должны найти в себе силы этот вызов принять и адекватно ответить на него.

13. Вы умный человек и прекрасно понимаете, какие угрозы несет в себе религиозное «умножение сущностей» русского народа. Выставляя открыто вперед религиозные задачи, свое служение исламу, Вы честно открываете свое лицо.
Но кое-что для соплеменников надо бы прочеканить почетче (раз уж Вы сами по-прежнему относите себя к русским).
Видит единый на всех Бог, да и Вы должны это помнить: я никогда не хотел конфликта с миром ислама. Напротив, всегда мечтал о союзе с ним русского народа как политического субъекта в будущем. Но события в мире и в России развиваются, похоже, не совсем в соответствии с моими желаниями. И перспектива нашего столкновения с этническими мусульманами уже не кажется мне такой призрачной, как десять лет тому назад. Тревожные сигналы поступают со всех сторон, как из-за рубежа (Катар, Саудовская Аравия), так и изнутри России (Северный Кавказ, Поволжье). Российский институт стратегических исследований (РИСИ) недавно выпустил сборник докладов "Состояние и тенденции развития ситуации на Ближнем Востоке", часть которых посвящена инвазии идей радикального исламизма в регионах России. С одним из компетентных материалов сборника, где речь идет о намерениях российских исламистов, можно познакомиться здесь: http://www.regnum.ru/news/fd-volga/tatarstan/1713815.html#ixzz2gUQImd1d. РИСИ организация серьезная, готовит аналитику на стол Путину, к сигналу стоит прислушаться.
Отслеживая хронику террористических преступлений на нашей земле, я склонился к предположению, что в этих условиях братство по вере неизбежно пересилит у руссских мусульман братство по крови. И примеров тому уже полно.
Вы пишете, что для возглавляемой Вами НОРМ принципиально именно «образовывать в теле русской нации, в целом не имеющей отношения к исламу, – исламский анклав», а не раствориться «в других мусульманских народах». Но такая постановка задачи, откровенно говоря, представляется мне утопической. И Ваша пропозиция «хуэйского варианта» не показалась мне ни искренней, ни убедительной, ни имеющей реальную почву под собой. А скорее напоминающей легкий шантаж: мол, признавайте нас, пригревайте нас, а не то… боснийский вариант.
Впрочем, Вы ведь открыто считаете, что боснийский вариант для вас «не самый плохой». А по-моему – хуже некуда. Поэтому я хочу прямо спросить Вас лично, Ваших близких, да и всех Ваших русских единоверцев: с кем будете вы в случае столь ужасного поворота в русской судьбе? На чьей стороне будете воевать, если события будут развиваться по боснийскому варианту?
Однако, Вы ответ уже дали, по сути, подтвердив все мои опасения: «Ну что же, боснийский, так боснийский сценарий... Для нас победа заключается уже в том, что мы выбрали Аллаха и Его посланника».
Спасибо за откровенность.

14. Для благосклонного читателя – пара слов в завершение темы.
Я не думаю, что продолжение переписки имеет общественный смысл, ведь все позиции проявлены и обозначены, все нужные слова сказаны, все признания сделаны. Ответы на вопросы, заставившие меня поднять тему русских мусульман, все получены.
Как видно, я не зря катнул пробный шар. Как говорится, всем спасибо, все свободны. Напоследок несколько общих соображений, кратко.
1. Национальная идентичность самоценна, это важнейший из приоритетов человека и народа. Она изменчива и хрупка, нуждается в поддержке и сохранении, сбережении.
2. Важнейшие параметры национальной идентичности – язык, вера, культура. Они все вторичны по отношению к крови, к происхождению, но зато в первую очередь бросаются в глаза, воспринимаются на уровне сознания. Закрепление национальной идентичности требует культивирования родного языка, родной веры и культуры. Все это невозможно вне исторического подхода.
3. Исторический подход обнаруживает, что язык, вера и культура не являются чем-то неизменным в веках, это продукты развития. Иногда по восходящей – через усложнение, рост и расхождение признаков, а иногда по нисходящей – через упрощение, опошление, утрату силы.
4. Мы, русские, сегодня в фазе инволюции (противоположной эволюции), наш язык, культура, вера деградируют под воздействием ряда неблагоприятных факторов. В частности, православие, не защитившее русских ни в 1917, ни в 1991 гг., подорванное семидесятилетием официального атеизма, сотрудничеством со всеми бывшими и действующими властями, триумфом массовой культуры, коррупцией иерархов и т.д., теряет авторитет в массах, хотя те по-прежнему нуждаются в религии и тянутся к РПЦ за неимением чего-то лучшего. Надо отметить, что и все христианские народы сегодня находятся в вероисповедном кризисе.
5. Убежден, что на подходе время всеобщего религиозного обновления, возвращения к наиболее древним, изначальным, близким к реальности представлениям о Боге, душе, загробной жизни, переселении душ и др. При этом, скорее всего, произойдет тотальное крушение всех мировых религий и приход им на смену национальных верований, которые все, однако, будут иметь общую базу указанных основных представлений.
6. Национализация религий, на мой взгляд, это неизбежный мировой тренд в недалеком будущем. В основе же национальной религии, убежден, должен лежать культ предков. Которые у всех свои: у русских – одни, у евреев – другие, у чеченцев – третьи и т.д. Без этого главного правила никакая национальная религия невозможна...
Думаю, нам многому следует поучиться в этом смысле у китайцев с их конфуцианством – мудростью, возведенной в ранг религии. Прежде всего – именно отработанному в тысячелетиях культу предков. Уже этим одним они заслужили грядущее величие. Надо следовать примеру лучших, примеру победителей. Тогда и сами овладеем Победой.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment