Александр Никитич Севастьянов (a_sevastianov) wrote,
Александр Никитич Севастьянов
a_sevastianov

Categories:

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ВЫБОРАХ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ В 2024 ГОДУ. Часть 2.

Функции призывают исполнителя
Чтобы ясно представить себе, кто понадобится России в качестве преемника Путина в 2024 году, нужно прежде всего понять, какие функции лягут на его плечи, какие проблемы ему придется решать. Понятно, что на первом месте остаются задачи сохранения внешнеполитического курса и оборонной политики. Но об этом уж сказано достаточно, пойдем далее.
Некоторые из этих проблем уже прицельно точно обрисовал сам Путин. Заявив, что наш оборонный потенциал сегодня достиг таких степеней развития, что позволяет, наконец, заняться независимой внутренней политикой без оглядки на сильных мира сего, он обещал посвятить свой последний срок решению внутренних задач.
Во многом эти задачи были озвучены всеобщей повесткой дня президентской гонки. И Путину оставалось только аккумулировать их воедино. А именно.
Проблемой номер один остается демография, что особенно остро выявляется на фоне процессов, происходящих на Западе, в белом христианском мире. Который буквально на глазах одного поколения становится и не белым, и не христианским. В президентском выступлении Путина не случайно прозвучало сопоставление двух роковых демографических провалов в нашей истории периода Великой Отечественной войны и периода либеральных реформ 1990-х. Исправить итоги ВОВ, понятное дело, уже не в нашей власти. А вот изменить гибельный для нашего народа либеральный курс политэкономии – еще можно и нужно. Если этого не сделает Путин, задача перейдет преемнику.
Решение демографической проблемы напрямую увязано с изменением условий жизни народа, который и рад бы, да не может заводить детей, если не в состоянии их содержать. Мы услышали от Путина правильные слова об уменьшении социального расслоения, о необходимости поддержать старшее поколение, развивать сельские районы и т.д. Путин дал важное обещение за шесть лет как минимум вдвое снизить уровень бедности, довести до завершения историю со знаменитыми «майскими указами» 2012 года. То есть, нам обещана политика «социального государства», направленная на защиту прав и интересов малоимущих и неимущих словев населения, иными словами абсолютного большинства народа. Воплотятся ли правильные речи в правильные дела? Если нет, это тоже ляжет на плечи преемника.
Понятно, что оборотной стороной медали неизбежно явится наступление на интересы и права имущих классов. Будь то прекращение произвола строительных корпораций и изменение налоговой политики (перехода к прогрессивному налогу требует большинство оппонентов), будь то борьба с офшорами, коррупцией и вывозом капиталов, будь то зависимость от международных финансовых институтов и, в первую очередь, от диктата США и транснациональных корпораций.
От обрисованной выше парадигмы так явственно слышится эхо славного в прошлом лозунга «Мир хижинам, война дворцам!», что возникает мысль о грядущей очередной «революции сверху». Аж оторопь берет… Неужели?! Пойдет ли на столь решительные меры Путин? Вроде бы, должен по идее, но на кого обопрется, как сломает сопротивление имущих классов? Если не справится, то и эту задачу унаследует преемник.
Впрочем, проблема имеет относительно мягкое решение, обозначаемое социологами, как «национализация элит».
Путин ставит амбициозные задачи по системному научно-техническому развитию страны, по оснащению всей территории России современными коммуникациями и т.д. Он обещает нам «рывки» и «прорывы». Судя по многим успешным проектам, уже состоявшимся при нем, это не просто слова. Но надо понимать, что попутно придется радикально решить задачу, которая не был решена в России никогда. Она носит двуединый характер и касается, с одной стороны, обеспечения прав и оптимальных условий работы креативного меньшинства, а с другой стороны – системы внедрения отечественных изобретений в отечественную же промышленность. Интеллектуальный потенциал России сопоставим, по рентабельности, с ее нефтегазовыми ресурсами, но… Россия – была и есть родина несчетного количества изобретений, которыми пользуется кто угодно, кроме нее самой. Это беда и проблема, решение которой потребует такого мощного мозгового штурма, какой, я не уверен, что сможет организовать наш президент, не близкий технократическим кругам. Если верить исследованиям О. Крыштановской, изучающей новейшие элиты России, технократов в путинском окружении давно потеснили (а то и вовсе вытеснили) силовики, а им такие проблемы не по уму. А значит, скорого решения ждать не приходится. Есть вероятность, что и эту задачу придется взять на себя преемнику.
Перечисленные задачи – все реальные, невыдуманные, и хорошо, если Путин ими займется вплотную. Но есть одна проблема из числа первостепенных, о которой в ходе избирательной кампании никто даже не упомянул (кроме Бабурина, хотя именно ему лучше бы на сей счет рта не открывать). А что особенно важно – о ней промолчал и сам Путин. Это, как догадался читатель, проблема русского народа.
В предыдущую кампанию она была из числа основных, наиболее звучных. Но за истекший срок Русское движение, отчасти разгромленное ФСБ, отчасти выродившееся и само себя скомпрометировавшее, ушло в тину. Возникло общественное ощущение (ложное), что его вообще нет. Что его никто не олицетворяет. Ну, а нет человека – вроде как нет и проблемы.
Как один из лидеров Русского движения в недавнем прошлом, как его летописец и идеолог, теоретик, я вынужден подтвердить: да, сегодня Русское движение переживает не лучшие времена, лежит в нокдауне. Но это положение – временное, поскольку никуда не исчез ни сам русский народ, ни отягощающие его специфические этнические русские проблемы. С которыми рано или поздно все равно придется разбираться, которые придется решать. Путину явно этого делать очень не хочется? Что ж, тогда этим должен будет заняться его преемник.
О самих этих проблемах и путях их решения мною написано и опубликовано уже столько, что нет никакого интереса повторяться. Желающие пусть заглянут в мои книги (хотя бы из тех, что не запрещены), на мой сайт и в ЖЖ.
Итак, кратко перечислю проблемы, выпавшие на шестилетний срок нового президентства, которые, ввиду их сложности и масштабности, вряд ли будут радикально решены за столь короткое время. А значит, потребуют прихода во власть на смену Путину человека, который гарантирует их решение – если не как результат, то хотя бы как процесс.

  1. Сохранение курса на расстыковку с Западом, на суверенитет и независимость России от западного диктата, западных ценностей, западного образа общественно-политической жизни. Поиск союзников в Азии, Африке, Центральной и Латинской Америке.

  2. Сохранение и преумножение нашего оборонного потенциала как единственной гарантии исполнения предыдущего пункта.

  3. Отказ от либеральной политэкономической модели, возврат к «социальному государству».

  4. Строительство «национал-капитализма» (госпарткапитализма) по китайскому образцу. То есть, эффективного капитализма, патронируемого, но и контролируемого государством и правящей партией.

  5. Акцент на решении демографической проблемы, а с учетом государствообразующего характера русского народа – на первоочередном выправлении и подъеме русской демографии.

  6. «Национализация элит»: 1) обуздание эгоистических и антипатриотических тенденций элиты; 2) создание системы воспитания национальной элиты, способной защитить интересы России и ее населения, в первую очередь русского народа как государствообразующего.

  7. Ставка на интеллект России, на превращение его из «вещи в себе» в «вещь для себя», выражаясь языком Канта. Не спортсмены и шоумены, а интеллектуалы – гуманитарии и технократы – суть соль земли. Они залог подлинной силы и славы России. На них следует зиждить наше будущее.

  8. Решение русской проблемы. Начиная с обретения русским народом своей политической субъектности и официального признания его роли и значения как единственного государствообразующего народа России.


* * *
Сказанное не значит, что в России нет других важных вопросов, требующих решения. Сколько угодно. Но мы говорим о стратегии, о самом главном.
Итак, необходимо уже сегодня присматриваться: есть ли в России человек, способный взять на себя в 2024 году последовательное и твердое решение названных проблем. И тем самым обеспечить в нужной мере преемственность курса Путина, и в нужной же мере – его коррекцию.
Коротко говоря, я лично к этому готов.
У читателя есть шесть лет на то, чтобы обдумать мое предложение.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments