Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

ЕКАТЕРИНБУРГ И ИРКУТСК

Вчера к ночи вернулся из Екатеринбурга, куда ездил на шесть дней в качестве участника и члена жюри Международного фестиваля меццо-тинто (это такая техника гравюры на металле) по приглашению устроителя – Екатеринбургского музея изобразительных искусств.
В этом городе побывал впервые, раньше был в Перми (4 раза), Новосибирске (2 раза), в Омске и Иркутске. Есть с чем сравнить.
Общее впечатление – город большой, богатый, чистый, зеленый, интересный. Вполне заслуживает название столицы Урала. Застраивался в три приема. Во-первых дореволюционная застройка, от которой сохранилось немало красивых и затейливых, как их тут называют «купеческих», домов в центре, двух-трехэтажных, даже деревянных целиком или на верхнюю половину, с резными наличниками и карнизами. Во-вторых, в 1920-1930-е гг. сюда приехал мощный десант архитекторов-конструктивистов, преимущественно из Ленинграда. В городе сохранилось порядка 120 характерных домов, из-за чего его порой даже называют «заповедником конструктивизма». Этот стиль, лаконичный и прагматичный, космополитический и связанный с теориями утопического социализма, во многом остается еще определяющим лицо Екатеринбурга. Наконец, в-третьих, всюду видна мощная застройка последних 20-25 лет – высотные суперсовременные дома из стекла и металлических каркасов, среди которых встречаются не только подобия американских небоскребов, но и здания вполне оригинальной конструкции.
Улицы пестрят вывесками и объявлениями, иногда остроумными, много маленьких магазинов, ресторанчиков и кафе, в больших супермаркетах полно народу. Много театров, музеев; по моей просьбе портье распечатал список екатеринбургских галерей, выставочных залов и музеев – он занял четыре страницы мелким шрифтом, 65 позиций. Из-за недостатка времени и плотности графика удалось посетить только музей изобразительных искусств, а также краеведческий и геологический, но каждый из них оставил очень сильное впечатление. Часть мероприятия (выставка меццо-тинто из собрания музея) проходила в огромном Ельцин-центре, так что побывал и там. Видел музей старинной кузнечной и машиностроительной техники под открытым небом на берегу городской реки. Прелюбопытные сады камней – огромных глыб мрамора, гранита и других уральских пород (даже полудрагоценного родонита), снабженных пояснительными табличками. Среди музеев есть такие, названия которых мне показались экзотическими и любопытными: Музей старика Б.У. Кашкина, Музейный центр народного творчества «Гамаюн», Объединенный музей писателей Урала, Музей плодового садоводства, Музей маленьких историй, Музей советского быта «Сделано в СССР», Музей купеческого быта, Музей кукол и детской книги и т.д. Но на них времени не хватило, к сожалению. В музеях видел немало любознательных людей, несмотря на сезон отпусков и рабочий день, на все мероприятия фестиваля приходила настоящая толпа интересующихся искусством граждан, у которых тяга к культуре велика. Да и сам фестиваль был устроен с поражающим воображение размахом: прибыли десятки художников из самых разных стран Европы, Азии и Америки, работали мастер-классы лучших мастеров, устраивались грандиозные выставки старой и новой гравюры. Музей изобразительного искусства на эти дни стал центром культурного притяжения…
Много зелени: бульваров, больших и малых парков и скверов (по разговорам с екатеринбуржцами чувствуется удовлетворение от того, что отстояли один из скверов от храмовой застройки; при этом храмов в городе немало). Есть даже дендропарки, а помимо них еще и ботанический сад. Через город протекает река Исеть, украшая и разнообразя ландшафт.
Очень понравились сами екатеринбуржцы – приветливые, воспитанные и добрые. Много красивых женщин и девушек. В тех частях города, где нам удавалось побывать, совершенно не видно инородцев, даже башкир, кругом только русские лица, что создает комфортную атмосферу: чувствуешь себя среди своих, это дарит спокойствие. Говорят, что в районе Таганского вещевого рынка на окраине города вырос своего рода Чайна-таун, где много китайцев, киргизов, таджиков и т.п., но туда я не доехал, сам не видал. А город как таковой в этом плане чист, и мне, москвичу, этот бросается в глаза и производит замечательное впечатление.
Очень много молодежи, в отличие от удручающе старой Москвы (я езжу московским городским транспортом, и меня обилие стариков и старух угнетало всегда, с самого нашего с мамой возвращения сюда в 1972 году, но в последние пару десятилетий пропорция старых людей еще выросла, и это не радует, хоть я и сам уже перешел в эту категорию). Мне сказали, что студенчество многочисленных городских вузов составляет не менее 7 % населения города; это очень заметно.
В связи со всем вышесказанным я испытал настоящую эйфорию вечером в «День города», о чем хочу рассказать подробнее. В 2010 году я побывал в Стамбуле. Там, в районе Галаты, есть главная улица города, именуемая Истиклаль – широкая и довольно длинная, по которой ходит т.н. «ретротрамвай», сохранившийся с начала ХХ века, катающий туристов и всех желающих. Вечером, особенно в выходные дни, этот трамвай двигается с трудом, поскольку вся улица запружена гуляющим народом, преимущественно молодым. Глядя на это волнующееся море черных голов, заливающее всю улицу от края до края, я отчетливо понимал, что Турция – страна, имеющая будущее, турки – народ, идущий в века. Я дико, остро завидовал и думал, что готов был бы отдать, что угодно, только бы увидеть улицы наших столиц, вот так же залитые народом – только русским, светологоловым и сероглазым. И мне было дано это увидеть в субботу 17 августа 2019 года в Екатеринбурге, когда толпа русской молодежи, возвращавшейся после лицезрения салюта (кстати, совершенно фантастическо-феерического), залила весь широченный проспект-бульвар имени Ленина. Я возвращался в гостиницу в этом сплошном потоке, среди молодых, веселых и дружелюбных моих соплеменников и благодарил судьбу за такое счастье, до которого я не смел надеяться дожить…
Я никогда не забуду это удивительное чувство, этот прекраснейший вечер моей жизни.
Как живут екатеринбуржцы? В цетральной части города, где мы жили и где в разных точках проходили наши мероприятия, много народу, гуляющего, идущего по делам, бродящего по шикарным магазинам и магазинчикам – нормальная столичная жизнь. Но я решил в день вылета в Москву, когда мы уже освободились от своих обязанностей, съездить на продуктовый рынок. Один такой сохранился на юго-западе города, в то время как в центре их вытеснили супермаркеты, как и в Москве.
Рынок произвел на нас очень сильное впечатление широчайшим ассортиментом и вполне доступными ценами. Перед сырной витриной застываешь в обалдении: сбился со счету сортов. То же в отделении колбас, сосисок и копченостей, причем видно, что все свежее и прекрасное: ветчина, буженина, прессованная рулька (такого в Москве не видел), всевозможные колбасы. В Москву привез вкуснейшую конскую колбасу «казы», но не сыровяленую и не сырокопченую (хотя были также и они), а вареную, какой в Москве не купишь (тут надо покупать ее в сыром виде в магазине при главной мечети на Проспекте Мира, а потом самому варить четыре часа.)
Рыба свежая: большие и малые щуки, роскошные перламутром отливающие волжские судаки (400 руб/кг), лещи, огроменный сомище, толстолобик толщиной с бревно – такие особенно вкусны в ухе, прямо как осетрина, сазаны, редкие у нас лини, даже налим. Караси охлажденные, с ладонь величиной, по 90 руб/кг, а такие же еще живые – по 130. Плохо ли?
Большой и красивый, нежирный свиной окорок продавался за 240 руб/кг. В Москве такой в магазине мог бы стоить все 350, а на рынке и дороже. Хорошая местная баранина, говядина – все, по московским меркам, недорого.
Овощи, фрукт-ягоды – всего этого полно. Изрядная корзиночка земляники была нами куплена за те же 240 руб и съедена с местным молоком за милую душу.
Народу на рынке было не много, но ведь это был будний день, рабочий, притом середина дня, когда никто особенно на рынок и не ходит. Однако ясно, что все это изобилие так или иначе будет раскуплено, в противном случае продавцы бы его не завозили.
Но настоящий шок в хорошем смысле я испытал, когда наткнулся в центре на небольшой магазин с названием «Соболев Сыр», в котором увидел настоящие чудеса. Вообще-то хороший сыр – плод многотысячелетней высочайшей гастрономической культуры Средиземноморья, как и вино и все производные от оливы. Поэтому лучшие сыры были и есть в Италии и Франции, а уж оттуда они распространились и в Англию, и в Голландию, и в Швейцарию. Ну, а теперь я стоял перед фактом: изготовленные русскими сыроварами в Свердловской области сыры, не уступающие по вкусу и разнообразию лучшим заграничным образцам: два сорта маасдама, пять сортов чеддера (в том числе на портвейне и на коньяке), конте и грюер, сыры козьи, сыры для терки и жаренья, творожные сыры типа «шевр», сыры с плесенью, даже стилтон, камамбер и горганзола, особый сыр «Соболевский», придуманный главным сыроваром фирмы Максимом Соболевым и др. Я разговорился с приказчиком, он рассказал мне и про фирменных особых коров, и про особые для них корма, и про классическую рецептуру, тщательно соблюдаемую, но иногда и варьируемую творчески. Оказывается, в этом году «Соболев Сыр» ездил на ежегодную ярмарку сыров в Истру, откуда привез семь призов: два золотых, четыре серебряных и бронзовый. Класс! Мне давали пробовать все, что я просил; в Москву я привез поистине великолепный 18-месячный чеддер и очень вкусный грюер. Впрочем, скоро «Соболев Сыр» начнет продаваться и в Москве.
Но вот, прогулявшись в День города по скверу возле музея, я зашел в павильон и увидел там прилавок, за которым сыровары фирмы «Ингала» из Тюмени торговали тоже своим сыром ручной работы, изготовленным по итальянским рецептам, разных сортов. Начал пробовать – и опять не удержался, купил полкило монастырского сыра «качотта Сицилия», имеющего на себе отпечаток плетеных корзин, в меру пикантного, для терки и макарон/спагетти.
Я подумал: вот ведь русские умельцы! Сразу взялись за самое трудное, самое культурное гастрономическое предприятие (возможно, после виноделия) – и с честью справились с этим делом. Что мне теперь будут говорить о неспособности русских вести бизнес, о задавленности фермеров и тому подобном! Конечно, жизнь делового человека – не увеселительная прогулка, но сильный, умный и трудолюбивый все одолеет…
Кстати, об умных, сильных и трудолюбивых. В понедельник 19 августа мы, десять человек москвичей, преданных искусству, отправились в город Ирбит в трех часах езды от Екатеринбурга, чтобы нанести визит в местный художественный музей. Этот музей – не какой-то провинциальный культурный центрик, а достопримечательность общероссийского масштаба. Сюда теперь непременно возят делегации из разных столиц и стран мира, посещающих столицу Урала. Сюда на два дня приезжала даже сама великая Ирина Антонова, президент Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина из Москвы. Музей Ирбита создан, в сущности, одним-единственным необыкновенным человеком, его сорокалетними трудами, практически с нуля. Валерий Андреевич Карпов, недавно отметивший свое 70-летие, заслуженный деятель культуры России (не буду перечислять все его звания и регалии) посвятил всю свою жизнь собиранию произведений искусства – и преуспел весьма. Наши впечатления превзошли все ожидания. Музей состоит из трех частей, расположенных в трех зданиях. В одном собраны работы наиболее знаменитых художников Урала за последние четверть века. В другом проходят плановые выставки. А в третьем и главном расположены картины и графика классического периода европейского, в основном, но также и русского исскусства. Большие и подлинные полотна Рубенса и Ван-Дейка сразу задают высочайшую планку собранию. Но главное – более десяти залов, посвященных искусству гравюры (это основное увлечение и достижение Карпова), где представлены во многих лучших образцах основные направления этого вида искусства всех времен и народов. Дюрер, Бургкмайр и Вольгемут, Лука Лейденский и Корнелис Корт, Маркантонио Раймонди и Федериго Бароччи, Ван Дейк, Рембрандт и Остаде, Жак Калло и Клод Лоррен, великие мастера французского и английского гравированного портрета – словом, сотни отборных листов, которые составили бы честь и славу любого европейского музея, можно сегодня видеть в музее маленького уральского города, все население которого – 32 тысячи человек.
Сегодня этот музей – настоящее градообразующее предприятие, без всяких скидок, в нем работет не менее 80 человек, некоторые совмещают по две должности. Мы полдня бродили по музею, испытывая неослабевающий интерес, истинное наслаждение и своего рода культурный шок. Потому что ничего подобного, конечно же, не ожидали. Сила отдельной личности русского человека (Карпова) оказала себя здесь в более чем убедительном виде. А ведь все основные достижения, включая реставрацию и ремонт старинных руин, переданных ему когда-то городом, были осуществлены им в наше время, особенно в последние лет двадцать. Пока кто-то ныл, а кто-то разбивал себе лоб, воюя с «режимом», этот человек настойчиво осуществлял свою мечту, свой жизненный подвиг, свою судьбу. И в итоге сотворил чудо. Побольше бы нам таких людей…
Кстати, пока музей не стал такой заметной достопримечательностью, градообразующим предприятием Ирбита был молокозавод, на который мы не преминули заехать – купить топленого молока, вкуснейших йогуртов и славного в области мороженого. Выяснилось, что раз в неделю фура, доверху груженая продукцией завода, отправляется в Питер в одно известное место, где все раскупается в считаные часы.
Пока ездили в Ирбит и обратно, я разговорился с водителем нашего минивэна. Он человек суровый, резковатый и едкий, клянет «москалей», обирающих, по его мнению, область и город, мечтающий о скором уходе нашего «царя» с «камарильей» и пророчащий новую пугачевщину. Но при этом не уважающий Навального. С ностальгией вспоминающий 1990-е годы, когда ему почему-то хорошо жилось, и с любовью – губернатора Росселя, защищавшего, по его мнению, область от Москвы (хорошо хоть не Ельцина, отношение к которому вообще у екатеринбуржцев негативное). Я сказал ему, что без «царя», без сильной центральной власти России не выстоять, потому что население нашей огромной и богатейшей страны составляет всего лишь 2 % от населения всего мира, и стоит России разделиться или утратить управляемость, как ее в два счета раздербанят и на косточках покатаются. Наш водитель задумался…
Между делом выяснилось, впрочем, что он постоянно ездит по каким-то своим делам то в Нижний, то в Пермь, а то и в Москву, и по нескольку раз в год выбирается на охоту и рыбалку в Якутию, где прошли его молодые годы. Показал мне фото на фоне убитого 500-килограммового лося… Я подумал, что судя по всему, несмотря на брюзжанье и извечную русскую нелюбовь к начальству, живется ему совсем не так уж плохо.
Напоследок – несколько слов о монументальной пропаганде в городе. В центре довольно много памятников, среди которых особо заметны памятники едва ли не главным врагам русского народа в ХХ веке: Владимиру Ленину, напротив администрации города, Якову Свердлову, на площади Парижской коммуны, и Борису Ельцину, у Ельцин-центра – мраморная глыба, из которой глядит на нас ни дать ни взять Идолище Поганое – явный потомок Чингисхана или Батыя. Хочется сказать, что город процветает явно вопреки таким «оберегам».
Есть и памятник невинно убиенным Романовым, но увидеть его в городе не так удобно, поскольку он входит в ансамбль Храма на крови, поставленного на месте недоброй славы Ипатьевского дома, а это не на виду.
Вот такие впечатления вынес я из поездки в Екатеринбург.
А для сравнения расскажу об Иркутске, где я побывал в 2015 году в тщетной попытке разыскать следы своего двоюродного деда, художника по фарфору Владимира Севастьянова.
* * *
Иркутск произвел сложное, но в целом непривлекательное впечатление. Весь город буквально изнасилован самой низкопробной и безвкусной рекламой – это ощущение начинается от вокзальной площади и не отпускает нигде совсем. В ней  тонет и милая простая старина с деревянным кружевом, и вычурно амбициозные памятники купеческой архитектуры. Город весь как будто подчинен каким-то не всегда понятным, но алчно-агрессивным устремлениям. Возможно, подавленная в течение 70 лет купеческая сущность Иркутска вырвалась, восстановилась вот в такой уродливой, калечно-увечной форме. Отвратительный новодел а-ля рюс – целый «130-й квартал» – логически завершает тему, усиливая это чувство.
Иркутск, вообще, – странный город, в котором я бы вряд ли хотел бы жить. Он почему-то пропитан насквозь двумя субстратами, оба из которых мне крайне несимпатичны: 1) инородничеством. Это какой-то нерусский город, в котором русскому надо «жить с оглядкой», хотя официально по переписи 2010 года в Иркутске проживало 91,8 % русских от общей численности горожан; 2) революционерством.
Кстати, ощущение переизбытка инородцев тоже начинается с вокзала. Их преизобилие бросилось в глаза сразу же, как впервые вышел с перрона в город. К тому же, моя гостиница была в районе обоих гигантских рынков, пищевого и вещевого, и кого здесь только нет! Масса мусульман всех мастей (я питался в отличнейшей столовой «Сомон II», где была великолепная восточная кухня: лагман, шурпа, плов, кайла и т.д., готовил средних лет таджик). Множество китайцев – всюду даже вывески на китайском. Корейцы, киргизы и, само собой, буряты, которых русские иркутяне называют «наши буряты». Всюду их «позные» (как наши пельменные, позы – это вроде пельменей или манты), есть даже монгольский кабак «Мамай», очень плохой и дорогой. И так – куда ни бросишь взгляд. Много полукровок, лиц с заметной монголоидностью. На одной улочке рядом кафе «Ангар», ресторан «Бишкек» и две огромные башни торгового центра «Шанхай-Сити»… Чем-то Иркутск напомнил мне Ташкент (я был там в 1990 году), в котором русский субстрат тоже очень даже присутствует, но, как бы сказать… не доминирует.
Я стал понимать Бориса Миронова, родом из Забайкалья, с его дурацкими завиральными псевдо-русскими идеями насчет «Россия для коренных народов» и т.п. Просто он вырос там, в Читинской области, среди инородцев, которых в Чите еще больше, чем в Иркутске, и у него с детства сломано, искажено нормальное русское национальное сознание, он своего рода моральный компракчикос, он привык жить с оглядкой на нерусское окружение, и не представляет, что можно ведь жить и по-другому, в полный рост, по-русски, без всякой оглядки!..
Читая карту этого небольшого города, я задыхался, мне было тошно от такого сгустка революционно-большевистского истеричного самолюбования. Вот самые большие улицы: Карла Маркса (бывшая «Большая»), Ленина и Дзержинского. А рядом с ними, покрывая весь исторический, древний центр города, улицы, названные в честь иных борцов с царизмом: Свердлова, Урицкого, Володарского, Трилиссера, Литвинова, Постышева, Бабушкина, Лопатина, Богданова, Энгельса, Фурье, Марата, Клары Цеткин, Карла Либкнехта, Сухэ-Батора, Степана Разина, Пугачева, Рылеева, Боткина, Софьи Перовской, Халтурина, Желябова… А кроме них – улицы Советские (вплоть до 6-й Советской), Красноармейская, Красногвардейская, Красноказачья, Красных мадьяр, Красного восстания, Польских повстанцев, Пролетарская, Коммунистическая, Комсомольская, 25 Октября, Третьего июля, Декабрьских Событий, 50 лет Октября, Партизанская (имеются в виду красные антиколчаковские партизаны времен Гражданской войны), Баррикад, Октябрьской революции, Борцов революции, Коммунаров, а также Пионерский переулок и Парк имени Парижской Коммуны, а заодно площадь Декабристов и улица Декабристов. К этому надо добавить еще немало улиц, названных в честь местных революционеров, менее именитых, но знаковых для города: Грязнова, Флюкова, Лыткина, Зверева, Ширямова, Каландаришвили (сражались с Колчаком), Новокшонова, Касьянова, Бограда…
Читая эти названия, испещрившие всю сердцевину карты города, я поражался: в чем секрет этого красного безумия? Чем Иркутск так провинился перед Богом? Я заговорил об этом с сотрудницей иркутского краеведческого музея (отдел истории) и услышал полушутливый ответ: «Иркутск – еврейский некрополь!». Посмеялись невесело… Все равно непонятно.
Кстати, в топонимике Екатеринбурга тоже, конечно, присутствует революционный и еврейский акцент, ведь недаром город с 1924 по 1991 гг. носил имя Якова (Янкеля) Свердлова, которого до революции в партии знали как «товарища Андрея». Но Иркутск в этом отношении бьет все рекорды.
Ужасен архитектурный стиль современного Иркутска, где все раздражает и оскорбляет взгляд, ибо прелестная старина либо осквернена, обезображена рекламой, либо соседствует с новостройками из стекла/бетона, либо зияет руинами и т.д. Отдельные старинные прекрасные дома сохранены, но от этого контраст еще разительнее.
Но есть в городе и островки чистой духовности, это – музеи. В первую очередь, если говорить о поразившем, это собрание икон Художественного музея и усадьбы декабристов князей Волконского (на первом месте) и Трубецкого (на втором).
Байкал, даже мельком и скудно увиденный, оставляет грандиозное впечатление (вместе с дорогой к нему) и желание пожить в его окрестности отшельником.
Скорбное и вместе светлое впечатление от поселка Мишелёвки. Страшно жаль убитую фарфоровую Хайтинскую фабрику. Трогает отношение к ней жителей – любовно-памятливое, благодарное и восхищенное.
Люди Иркутска в целом мне показались неиспорченными, отзывчивыми, умно-ироничными и патриотичными.
Удивительные попытки исправиться, загладить вину, сделанные каким-то порывом, если не рывком: восстановление вдруг памятника Александру Третьему в 2003 году. Он отлит заново по старому образцу, по решению и за счет Восточно-Сибирской железной дороги, но… с одобрения иркутского горисполкома. Впрочем, в этом вывихнутом городе памятник уже пять раз подвергался вандализму: срывали гербы с ограды, кресты с корон, короны с орлов, крали буквы из надписи.
Не менее удивляет установка памятника адмиралу Колчаку, верховному правителю Сибири, расстрелянному здесь, осуществленная известным скульптором Вячеславом Клыковым и местным предпринимателем Сергеем Андреевым, выделившим необходимые средства. Многими эта инициатива была, конечно же, принята в штыки, вызвала митинги и пикеты протеста…
Белое и красное в судьбе Иркутска борется до сих пор, в народе сильна ностальгия по советской власти и даже по Сталину.

ПЕРЕПИСКА С Н.В. КУРЬЯНОВИЧЕМ О "БЕССМЕРТНОМ ПОЛКУ" НА 2019 ГОД

Курьянович Николай
Шифрование: Нет
rodinailismert@yandex.ru

Почему Я не пойду в колонне «Бессмертный полк», пока в России не будет Русской власти!
Я, Курьянович Николай Владимирович https://ru.wikipedia.org/wiki/Курьянович,_Николай_Владимирович
Мой дед по отцу: Курьянович Владимир Антонович (белорусс) – кавалер солдатского Георгиевского креста. По советским меркам – Герой Советского Союза, участвовал в «Брусиловском прорыве», + в Советско – финской компании 1939-1940гг.
Мой дед по матери: Жилицкий Илья Евдокимович (белорусс) воевал в Манчьжурии в 1945 году и награждён медалью «За отвагу». Японский снайпер отстрелил ему, потехи ради, мизинец на руке.
Мой отец: Курьянович Владимир Владимирович, кавалер ордена Трудового Красного знамени (представлялся, и был достоин по всем статьям, на звание Героя Социалистического труда, но по разнарядке его « Звезду» отдали какому-то партийному босу – тыловой крысе); начинал свою трудовую биографию, где и родился, в деревне Александровка Тулунского района Иркутской области с 14-ти лет на заготовке дров, пахал, сеял, охотился на дичь, сдавая мясо фронту. Овладел специальностями комбайнёра, тракториста, машиниста экскаватора. Общий трудовой стаж в календарном исчислении 52 года,8 месяцев и 12 дней; 1928 года рождения, поэтому не успел на один год попасть на фронт, но честно отслужил в Краснознамённом Тихоокеанском флоте более 5-ти лет срочной (!) службы. Тогда служили на флоте пять лет, а отца задержали, так как за отличия в боевой и политической подготовке склоняли к продолжению службы через военное училище, но тяга вернуться в родную деревню преодолела. Служил в г. Советская гавань.
И если бы сегодня были живы мои предки – родители, они бы, так же как и я, всем сердцем и всей душой люто ненавидели бы существующий сионистский режим и строй! А я, зная их непокорный характер, знаю, что говорю. За это ли они воевали и претерпевали ужасы и лишения?! Конечно, нет! Сто раз нет!
Путин и его холуйки, а также все шабес – гои (мерзко-противные прислужники евреев) раскрутили эту тему «Бессмертного полка», чтобы набить на горе, страданиях и крови наших предков себе дополнительный рейтинг, потому что у них не осталось больше, за их подлой душонкой, никаких пропагандистских козырей, кроме как казённого ура-патриотизма.
Им плевать на наших достославных предков, их кровь и мучения, они это делают не для истинно – народного патриотизма, а только для одного – чтобы как можно дольше удержаться у власти, чтобы показать красивую картинку вовне о якобы единении власти и народа. Поэтому, я не пойду в этой холуйской колонне дебилов – презренных рабов, и вам никому не советую быть безмозглыми россиянами. Станьте наконец-то Русскими!
И мы ещё пройдём по главным улицам всех городов России-Руси с оркестром, нашими бессмертными полками, дивизиями и Русскими армиями!
Слава всем нам! Слава Руси! Слава России!


Александр Севастьянов
mail@sevastianov.com
сегодня в 10:41
1 получатель:
Курьянович Николай

Снова удивили, Николай Владимирович, на этот раз неприятно.
Почему Вы ставите себя выше народа, отделяете себя от него? По-моему, для этого нет оснований.
"Бессмертный полк" - народная инициатива, тем она и ценна. Возможно, власть пытается использовать ее в своих целях, это нормально, но суть мероприятия от этого не меняется. Это сегодня, после того, как Русский Марш полностью выродился, это единственная возможность ощутить общность, солидарность со своим народом, причем в масштабе нескольких поколений, как ушедших так и грядущих. Я и сам ходил с детьми и внуками, пронес портреты бабки, военврача, погибшей на фронте, и отца, прошедшего всю войну, и другим рекомендую. Это удивительное, ни с чем не сравнимое ощущение того, что мы, русские - по-прежнему единый народ (хотя на шествии есть и инородцы, чьи предки воевали с нашими плечом к плечу).
А Ваша позиция отдает власовщиной. Сухаревского, что ли, наслушались, этого клинического идиота?
Разочарован.



Курьянович Николай
Шифрование: Нет
rodinailismert@yandex.ru
сегодня в 11:18
Вам

И Вы меня очень удивили, Александр Никитич. Уж кому-кому, а Вам -то, я полагал, хорошо понятно, что эту инициативу, родившуюся, между прочим, в апреле 2012 года в Тюмени в Сибири, как и Русский (потом переименованный в тотальный) диктант в Новосибирске (сибиряки же отстояли Москву,а отнюдь не чеченцы или кто-то другой), как "Марш Победителей", перехватила власть, чтобы спускать пар патриотизма и ради картинки. Каждый участвующий в этом победобесном шоу, по факту подыгрывает существующей сионистской антирусской власти. Позиция всякого русского (даже не убеждённого националиста) должна быть такой: никакого участия в мероприятиях власти, чтобы везде была звенящая тишина и отчуждение. А так опять сионисты водят простодушный народ на марши, ненавидя всё русское. Это просто чудовищная провокация и картонная дурилка. Ладно, что этого не понимает подавляющая масса оглуплённых россиян, но Вы то?! Это просто и удивительно и неприятно одновременно. Кстати, Ваше мнение единственное, среди мною полученных, которое отличается от других . Все остальные, и не только наши сторонники, соглашаются с моей позицией на все 100%. Ну,ладно я. Докажем от обратного. А что и правнук Сталина - Яков Джугашвили тоже что-ли , как и я, ошибается, хотя он приверженец СССР и т.п. Не убедили.


Александр Севастьянов
mail@sevastianov.com
сегодня в 11:30
1 получатель:
Курьянович Николай

1. Не нужно путать режим и Родину. Еще раз: это власовщина. Мы служим не сталинской, или путинской, или царской, или какой-то еще временной России, а России вечной, единой и единственной. Праздник Победы - это наш, русский народный праздник, хотя им пользовался Сталин, а теперь пользуется Путин. Нечего на это обращать внимание, надо быть выше сиюминутных конъюнктурных соображений. И быть с народом, даже если народ с нелюбимым Вами Путиным. А Вам ненависть к Путину застит историческое зрение. Так нельзя.

2. Я очень рад, что большинство Ваших респондентов не разделяет мою точку зрения. Сложные задачи никогда не решает весь класс одновременно, а всегда кто-то первый, кто мыслит лучше и быстрее других Это лишний признак моей правоты.

3. Вы пишете: "Позиция всякого русского (даже не убеждённого националиста) должна быть такой: никакого участия в мероприятиях власти, чтобы везде была звенящая тишина и отчуждение". С чего Вы это взяли? В такой тактике я вижу мало мудрого. А в 1941 году Вы бы тоже предпочли остаться в стороне от "мероприятий власти"?
Еще раз: мы должны служить не режиму, а вечной России. И если власть делает что-то в ее пользу, надо власть поддерживать. Вспомните, что было с нашей армией при Ельцине-Гайдаре - и что сейчас. Надо быть объективным, честно оценивать даже противника.



Курьянович Николай
Шифрование: Нет
rodinailismert@yandex.ru
сегодня в 11:45
Вам

Это власть выкручивается "Бессмертными полками", мимикрирует, подличает, изворачивается Крымнашами, лишь бы только остаться у кормила, а русских извести в могилу. Она ведёт нас в могилу такими же стройными рядами, что и водит т.н."Бессмертными полками". Любая её поддержка, как Вы якобы мудро советуете, лишь продляет её жизнь, и укорачивает жизнь всему русскому народу на 1 млн. человек в год. Не убедили и убедить не сможете. Все Ваши рассуждения - есть рассуждения премудрого пескаря, и не надо сюда путать власовщину. С власовскими триколорами многие пойдут в этом полку. Очень странно, что Вы заблудились в трёх соснах. Случайно ли?
С россиянами, если они идут в могилу, я идти вместе не желаю. Только с русскими, и в борьбе, в бою! А в бессмертном полку,как не странно, русских нет никого! Они по виду только кажутся такими, а внутри, рассуждают примерно, как и Вы. Но за своё непонимание и невольную поддержку власти обязательно расплатятся от её щедрот: кто выкидыванием с работы, кто безденежьем, кто ипотечной кабалой, а кто и смертью преждевременной от разных инсультов и инфарктов. За всё надо платить. И за политическую безграмотность на войне ( а сейчас она идёт против нас полным ходом) тоже. как у нас говорил учитель математики: "Не доходит через голову, дойдёт через другие части тела"



Re: Ответ.
Александр Севастьянов
mail@sevastianov.com
сегодня в 11:54
1 получатель:
Курьянович Николай

1. Вы бы сходили хоть разок сами на шествие "Бессмертного полка", посмотрели своими глазами да почувствовали бы то, что я почувствовал. Тогда бы не стали нести, извините, полную чушь насчет него. А так Вы просто высасываете из пальца грязь, которой нет на деле и в помине. Рассуждаете от фонаря о том, чего не видели. Это не дело для порядочного человека. Только не советую ходить на этот марш с власовской символикой: ноги обратно не унесете.

2. И что значит "власть изворачивается Крымнашами"?! Вам что, и воссоединение с Крымом, о котором мы даже мечтать не смели, не по душе? Ну Вы даете!



Курьянович Николай
Шифрование: Нет
rodinailismert@yandex.ru
сегодня в 12:23
Вам

Власовскую символику россиянские триколоры, ещё раз Вам повторяю, понесут "дорогие россияне". Можете это лицезреть завтра же, стоит Вам оглянуться вокруг. На счёт Крыма объясняю. Его отжали не для нас, не для русских, а для Новой Хазарии, в которой мы живём с 1917 года. Надеюсь, это - то хоть Вы понимаете?! Я в Крыму был специально в подряд: в 2014,5,6,и 7 гг. и видел, как по экспоненте растут каждый год цены при новой россиянской сионистской власти и, как параллельно этому, растёт внутреннее недовольство местных жителей. Крым по - настоящему будет наш, когда мы воссоединимся в единое государство русских с Малороссией, Белоруссией, Приднестровьем, землями южного Урала и Сибири, а на перспективу - и Аляску вернём. А теперь только строят в Крыму мечети да синагоги , как объекты наипервейшей важности. Вам это ни о чём не говорит?!
Вы некогда также восторженно отзывались об участии в "Русских маршах". Прекрасно помню Ваше бравурное видео - интервью на эту тему. Да вот как -то переменили свои взгляды вдруг. Теперь не ходите на них, а всё больше "Бессмертными полками". Что будете делать, когда эта власть падёт, а это неизбежно, как гибель Троцкого, и не будет этой пропагандистской, проплаченной из бюджета (кармана каждого, не спросясь) акции? Россияне - то, ей-ей, без этой пропагандистской подпитки, не будут больше ходить самостоятельно. Им нужен поводырь, на то они и россияне,а не русские. Будете сиротливо выходить один с флажком-власовским триколором. Ха-ха (три раза). Очень сомневаюсь.
Самое справедливое - время, ибо оно показывает всё. Время нас и рассудит,и я, не уверен, что Вам результат понравится. Результат будет не в Вашу пользу. Это я Вам точно говорю!



Александр Севастьянов
mail@sevastianov.com
сегодня в 12:48
1 получатель:
Курьянович Николай

1. "Россиянские триколоры" русские носят с петровских, если не ошибаюсь, времен, Власов тут не при чем (мало ли что у нас кто крал в истории). Я лично не люблю этот флаг, но другого нет, красное знамя для меня ничем не лучше.

2. Про Крым рассказывайте и "объясняйте" кому другому, а не мне. Я в 1997 году был завотделом Украины и Крыма Института стран СНГ, через мой кабинет прошли все крымские пророссийские деятели и сам я ездил туда каждый год и продолжаю ездить, держу связь. Все, что связано с историей и политикой в Крыму известно мне получше, чем многим другим. Воссоединение с Крымом - исполнение самой заветной мечты не только всех русских крымчан, но и вообще всех нормальных русских. Это восстановление исторической справедливости, грубо попранной Хрущевым, и тут двух мнений быть не может. Крым не только наша здравница и жемчужина российской короны, но и русская святыня во многих смыслах. Эти вещи ценами на рынке не измеряются. За Крым можно и нужно платить любую цену. И мусульманам там ничего не светит, это я ответственно говорю. А охотников попользоваться Крымом помимо нас всегда хватало, с этим ничего не поделаешь. Или Вы считаете, что не надо было Крым брать? Или, может, надо его обратно отдать на растерзание украинским этнократам? Так прямо и скажите.

3. Вы, как я посмотрю, живете мечтами. И ими же руководствуетесь к действию. Спуститесь на землю... Идеальной России, которая Вам мечтается, нет и не будет, а есть та, что есть.

4. Русский марш с 2015 года перестал существовать как достижение Русского движения (а в 2005-2014 он был именно главным достижением), а фрагментами выродился и в свою противоположность. Неудивительно, что я изменил к нему свое отношение также на противоположное. Лучше с умным потерять, чем с дураком найти, как говорится.

5. Кстати, о каком воссоединении с Малороссией Вы мечтаете? Украина стала бандеровской на всю обозримую перспективу, и это не временное "помрачение умов", а железный закон этнополитики. А бандеровец русскому не брат, а враг смертельный. Пора бы понять эти простые вещи. Украинская проблема не имеет другого решения, кроме раздела Украины, отделения Новороссии от Харькова до Тирасполя в пользу России. Но для этого у нас пока силенок маловато, возможность эта в 2014 году упущена, увы. Покамест на повестке дня только Донбасс.

6. Время, когда в России буржуазно-демократическая революция могла перерасти в националистическую, прошло. Пока такая возможность существовала, я активно занимался политикой, в т.ч. в рамках НДПР и "Национальной газеты". Сегодня Россия стабилизировалась, и любая революционная деятельность стала аморальной. Ведь всякая революция, вообще-то, есть абсолютное зло, просто в 90-е и 2000-е мы пытались оседлать уже свершившуюся. Но попытка сорвалась и ее не повторить. Попробуйте это осознать и направить свою работу не на раскачивание ситуации, а на созидание. А то ведь жизнь не вечна, можете не успеть ничего сделать дельного, хорошего.



Курьянович Николай
Шифрование: Нет
rodinailismert@yandex.ru
сегодня в 12:59
Вам

Дельное и хорошее я делаю буквально каждый день, в отличие от толп трусливых обювателей - мещан, которые завтра пойдут с Вами в одном строю, потому что это стильно, модно,молодёжно,а главное - безопасно. власть не будет разгонять дубинами, но и даже кашей кормить.Надо же,какая трогательная забота?! Ваша аргументация по всем позициям крайне слаба. Похоже Вы, как и Константин Душенов, обратились из Савла в Павлы, и стали поддерживать эту власть. Ни к чему хорошему это Вас не приведёт.


Александр Севастьянов
mail@sevastianov.com
сегодня в 13:12
1 получатель:
Курьянович Николай

Куда и с кем идти, решать, разумеется, Вам. Пока что Вы ходите с Савельевым и Сухаревским, которые, на мой взгляд, умственно - дебилы, а нравственно - подонки. А миллионы людей, которых Вы свысока именуете "мещанами", на мой взгляд, это и есть настоящий народ, от которого Вы, к сожалению, оторвались. А потому и успеха не имеете в настоящем и в будущем иметь не будете.
Всех благ!

ВСЕНАРОДНЫЙ СБОР СРЕДСТВ НА УВЕКОВЕЧИВАНИЕ ПАМЯТИ ИОАНА IV ГРОЗНОГО

Друзья!
Я получил по электронной почте предложение, которое размещаю ниже.
Конечно, отношение к Ивану Грозному у русских было, есть и будет неоднозначным, но я считаю его выдающимся государственным деятелем, достойным увековечивания во многих городах России, не только в Александрове, но и в Москве, Новгороде, Казани, Астрахани, городах Сибири и т.д.
Поэтому прошу поддержать проект материально и информационно.

"Фонд сохранения культурного наследия «Русский Витязь» и информационно-публицистическое агентство «Контекст» вышли с инициативой к общественности, духовенству и администрации города Александров Владимирской области установить памятник великому государю Руси Иоанну IV Грозному.
Именно этот русский царь создал известный нам и по сегодня эффективный государственный механизм, суд, регулярную армию, построил более трехсот городов и монастырей, утроил территорию и население Руси.
Уже готов эскиз памятника, который изготовил один из самых выдающихся скульпторов нашей Отчизны Василий Селиванов, известный по таким работам, как «Троица» - по иконе Рублева, Архангела Михаила, памятников выдающимся деятелям истории и современности. Василий Николаевич с энтузиазмом согласился участвовать в создании образа Иоанна Грозного.
Наша инициатива была рассмотрена на расширенном заседании общественной палаты города Александров, где получила полную поддержку от всех заинтересованных сторон. Администрацией города выделено живописное место для установки памятника на берегу реки Серой, напротив входа в Александровскую слободу.
Возлагаем свою надежду на то, что Вы сможете бескорыстно пожертвовать часть денежных средств на оплату изготовления бронзового памятника Иоанну Грозному (высота фигуры царя около 2, 6 м. и постамент), перечислив их безналичным банковским переводом на счёт Фонда.
Выражаем Вам искреннюю благодарность за помощь.
Пожертвования просим направить по реквизитам:
Получатель - Фонд сохранения культурного наследия «Русский Витязь»
Банковские реквизиты:
Фонд сохранения культурного наследия «Русский витязь»
ИНН 7702372891 КПП 770201001
ОГРН 1107799030305
Юридический адрес: 129090, г. Москва, Олимпийский проспект, дом 16, строение 1
Банковские реквизиты: р/счет 40703810700520000041 в ПАО «БАНК УРАЛСИБ» г. Москва , БИК 044525787, кор.счет 30101810100000000787
Назначение платежа: «благотворительное пожертвование»
Спасибо всем, кто вместе с нами делает очень важное и нужное дело, благое дело,
С уважением,
президент Фонда сохранения культурного наследия «Русский Витязь», главный редактор ИПА «Контекст» Д. В. Лысенков
Ответственное лицо: исполнительный директор НКО ФСКН «Русский Витязь»
Соловьева Ольга Юрьевна, тел: 8 916 735 90 00, 8 925 045 86 87."

Всем добра!

СУДЬБА РУССКОГО НАРОДА РЕШАЕТСЯ В ДОНЕЦКЕ И ЛУГАНСКЕ. часть 2

К черту старые грабли!
Надо честно признать: за истекшие с 1991 года десятилетия наши политики и дипломаты прошляпили, прозевали Украину.
Все могло бы быть не так трагично, не так кроваво, не так необратимо и фатально, без таких тяжелых последствий для экономики и имиджа России. Но у руля как в самой России, так и в российском посольстве и консульствах на Украине и в Крыму сидели и сидят люди, ни уха, ни рыла не понимающие в этнополитике. Они не расчухали тех глубинных процессов, которые происходили в этой стране. Да это им было и неважно. Не государственные интересы России, не национальные интересы русского народа отстаивали они, мелкие решалы большого бизнеса, а чьи-то личные и корпоративные интересы, не более того. Вот и прозевали все угрозы, вот и провалили всю российскую политику в этой важнейшей для нас стране, более важной, чем любая другая страна Европы.
Вся кровь, уже льющаяся и еще имеющая пролиться на Украине и вокруг нее – на совести тупых и бездарных чинуш с их убогим политэкономическим мышлением, усвоенным в советских вузах. Глупость и необразованность тех, кто строил российско-украинские отношения с нашей стороны, настолько велика и разительна, что превышает всякое вероятие. Уж эти-то люди, ясно, никакого понятия не имели о том, что такое этногенез, чем отличается этнонация от нации политической, и что такое национальное государство. Они не знают и не желают знать, что этнополитические проблемы в принципе не решаются политэкономическими методами.
Эти убогие невежды всегда думали, уповая на силу бабла и газа, что с украинцами «можно договориться», не понимая того, что договариваться можно было когда-то с малороссами, но договориться с бандеровцами шансов нет. Поэтому Кремль успешно «договаривался» с Кучмой и Литвиным, с Тимошенко, Симоненко или Януковичем, но результат-то каждый раз вновь фатально оказывался не в нашу  пользу. Отдельные скептики (к числу которых относились мы с Константином Затулиным, опубликовавшие статью «Обман века» к ратификации договора о дружбе и сотрудничестве) не были услышаны наверху. Тем временем украинский этногенез шел полным ходом и Украина не только крепла за наш счет, но и стремительно бандеризировалась. Закономерный итог этого процесса – победа Майдана и падение Киева, диктатура украинских националистов – оказался для опростоволосившегося Кремля полной неожиданностью.
Эти убогие невежды также верили, что по-прежнему имеют дело с самым «братским» народом и самой «дружеской» страной, которые лишь чуть-чуть заблудились на своем историческом пути, но это легко-де поправить. «Майдан» стал для них шоком, поставил в тупик и лишил перспектив. Однако и сегодня они видят в нем все что угодно – происки Запада, игру алчных олигархов, наивность оболваненных масс – но только не то, что есть на самом деле: украинскую национальную революцию.
Главная из ошибок, сделанная черномырдиными и зурабовыми, состоит в благополучном развале и изничтожении русского движения, которое еще в 1990-е годы имело немалый потенциал. Но Москве и Газпрому было важнее благорасположение официального Киева и сотрудничество с СБУ и Нафтогазом, чем права и интересы русских за рубежом. Москва нигде не сумела сделать русское движение влиятельной и мощной силой, плацдармом для продвижения наших интересов. И вот сегодня, когда оно стало необходимым, как воздух, его хватились – ан, нет такого под рукой!
А между тем, грамотно опираясь на русское движение, Украину давным-давно можно было превратить в федерацию (если не конфедерацию). И тогда сегодня проблему ее раздела можно было бы решить легким движением руки, бескровно, как отделение Крыма. А теперь – поздно; оптимальный исход уже лежит только через кровь, причем большую.
Ныне, похоже, Кремль намерен повторить свои ошибки. Возвращен в Киев послом Зурабов, один раз уже все, мягко говоря, просвиставший. МИД в лице Лаврова что-то блеет про единую Украину, как бы не понимая, что она для нас смерти подобна. Федерализация Украины заявляется как наше максимальное политическое требование. Кремль публично рассуждает в духе вредной пошлости: худой мир-де лучше доброй ссоры. Он-де готов продолжать вести добрососедскую политику с Украиной, подкармливать ее газом и кредитами. Явно не желая видеть, что альтернативой войне в данном случае является вовсе не мир, а бесславная капитуляция со всеми предназначенными для побежденных последствиями.
Но Кремль обречен повторять свои ошибки и терпеть стратегические поражения одно за другим до тех пор, пока не скажет сам себе и всему миру, громко и ясно: «Это наша война!»

Украина потеряла. Обретет ли Россия?
Надо отдать должное: оказавшись в полном дерьме в результате майданной революции, Россия на удивление молниеносно и правильно среагировала на это свое глобальное стратегическое поражение. Воспользовавшись хаосом в управлении соседним государством, она оттяпала у него Крым, восстановив историческую справедливость и исполнив полувековую мечту всего русского народа. Оттяпала гениально, хирургически чисто: без единого выстрела, без человеческих жертв. За что – низкий поклон и уважение Кремлю и лично президенту Путину. Это высший политический класс.
Однако дальнейшее поведение Кремля вызывает пока что лишь недоумение, но не уважение. Попытки ангажированных политологов объяснить его и оправдать дипломатическими и экономическими аргументами не убеждают.
Что происходит сегодня на Украине? Какой момент переживаем?
На Украине решается судьба русского народа на всю обозримую перспективу. И вот почему.
Во-первых, уже стало совершенно очевидно, что имперский путь для России закрылся. Не воссоединившись со всей Украиной, она не вернет себе имперское значение. Но только полный идиот сегодня может надеяться на такое воссоединение. Логика украинского этногенеза не допускает и тени подобной судьбы.
Во-вторых, альтернативой имперскому пути может быть лишь одно из двух.
Либо ею станет путь Русского национального государства, сопровождающийся перезапуском русского (не «российского»!) этногенеза и становлением русской нации. В этом случае единство русского народа будет расти и крепнуть, а его отдельные (в том числе отделенные границами) части будут сливаться в единое целое в соответствии с вечным принципом: одна нация – одно государство. Это в случае верного выбора и нашей победы, нашей удачи.
Либо дробление русского народа будет нарастать и закрепляться в анклавах, населенных различными русскими субэтносами, которые со временем запустят каждый свой собственный этногенез. Что рано или поздно приведет к дроблению и российской государственности. Это в случае ошибочного выбора и как следствие – неудачи, поражения.
Первым верным шагом в решении данной дилеммы был для нас Крым. Этот шаг прошел безукоризненно правильно и породил надежду именно на создание Русского национального государства в классическом варианте, на русскую ирриденту, на победу.
Однако Крым есть лишь постановка, но еще не решение проблемы. Это выигранная битва, но еще не выигранная война. Сказавши «а», надо сказать и «б». Крымом нельзя ограничиваться. Если всю остальную Украину отдать сегодня на откуп бандеровцам, чтобы умиротворить их и вставший за ними Запад, значит завтра нам будет нанесено очередное стратегическое поражение, а там и Крым придется вновь сдавать.
К сожалению, все оказалось не так просто, как это казалось еще недавно, в середине 1990-х, когда мы, русские националисты, готовили карту «Русская Россия. Карта компактного расселения русского этноса», в которой видели идеал границ Русского государства. В то время мы были убеждены, что неудержимым стремлением к воссоединению с Россией будет охвачена вся Новороссия и Левобережье. Но все эти двадцать с лишним лет исподволь шло перераспределение сил противоборствующих сторон: бандеровской и пророссийской. Первая усиливалась, вторая ослабевала, лишенная поддержки России. И сегодня мы увидели, что у Харькова, Запорожья, Одессы, Днепропетровска не хватает собственных сил на национальное восстание, такое, каким охвачены Донецк и Луганск.
Таким образом, эти два региона приобрели для нас особо важное значение – значение пробного камня и одновременно – последнего рубежа. Выстоят они, победят, сумеют отстоять свою независимость, отделятся от Украины – значит, есть шанс продолжить этот процесс и одержать историческую, судьбоносную победу над Украиной. А нет – значит молодая бандеровская Украина, победив на своей территории, перейдет в наступление, а нас ждет историческое поражение, развал и угасание.
Донецк и Луганск – это наш Сталинград сегодня.
Пока что есть надежда и даже уверенность, что обратно в состав Украины эти две области уже никогда и ни за что не пойдут. Ни добром (народ ясно высказал свою волю на референдумах), ни силой (так называемая антитеррористическая операция явно пробуксовывает) их уже туда не затащить. Даже если Россия, изнасилованная мировым сообществом, их об этом настоятельно попросит.
Но их настоящее и будущее внушают, однако, большую тревогу. Потому что в них и наше будущее, всей огромной России, всего русского народа.
Станут ли эти республики локомотивом широкого и спасительного для русских движения? Или похоронят под своими рухнувшими надеждами и все наши мечты?

Донбасс – русская земля
Почему именно Донецк и Луганск оказались самыми сильными и последовательными в своем стремлении к России?
Во-первых и прежде всего потому, что это статистически наиболее русские области на всем юго-востоке. Этнический фактор, как известно, – важнейший резерв сознательной силы, стойкости и мужества. По последней советской переписи 1989 года в Донецкой области русские составляли 43,6% населения, в Луганской – 44,8%. Далее шли Харьковская (33,2%), Запорожская (32,0%), Одесская (27,4%), Днепропетровская (24,2%) области, а замыкали список области: Херсонская (20,2%), Николаевская (19,4%), Сумская (13,3%) и Кировоградская (11,7%). Эта «русская дуга» имела естественное завершение в Приднестровье (30,1% в 1993 г.).
Цифры эти были условны, поскольку все годы советской власти шла непрерывная украинизация («коренизация») населения, в результате которой в украинцы оказались записаны многие русские. Сегодня все цифры еще изменились в сторону уменьшения опять-таки по той же причине. Поэтому для нас они – лишь показатель относительной русскости того или иного региона, не более. Но по ним отчетливо видны лидеры: Донецк и Луганск.
В этом нет ничего удивительного, ведь весь Донбасс когда-то входил в состав российской Области Войска Донского (ОВД) и лишь в мае 1918 года оказался отрезан немецким штыком и передан Украине гетмана Скоропадского, верного немецкого приспешника. При этом все казачье население ОВД оказалось разделено примерно пополам, а три казачьих округа отошли в состав вновь созданных Донецкой и Луганской губерний.
Большевики, похерив «похабный» Брестский мир, не стали, однако, восстанавливать ОВД в прежнем виде, поскольку смотрели на казачество как на своего исторического врага и приветствовали его расчленение и ослабление. Вот так и образовалась несправедливая, насильственно установленная русско-украинская граница, оставшаяся по сей день. Однако как этнически, так и исторически обе области – Донецкая и Луганская – принадлежат России. О том, что они помнят об этом, красноречиво говорят развернувшиеся на их землях события. И в первую очередь – настойчивые требования обеих непризнанные республик принять их в состав России и оказать всемерную помощь и поддержку в их героическом сопротивлении бандеровскому Киеву.
Во-вторых, Луганская и Донецкая области имеют общую границу с Россией. Это тоже очень важный фактор, однако уступающий этническому. Ведь такая же общая граница есть и у Харькова, и у Запорожья, но там сопротивление заметно слабее. А вот отсутствие общей границы, к примеру, с Одессой, сказывается заметным образом.
В-третьих, потому, что это самые богатые регионы Украины. И им попросту надоело кормить центральную и западную Украину, да еще и терпеть от них поношения и форсированную украинизацию, ломку через колено. Донбасс верит, что сам себя прокормит, если что.

Скажет ли Кремль: «Это наша война!»?
В двух мятежных областях, на референдуме определивших свой путь к независимости, сегодня завязался тугой узелок. Кто и как его развяжет?
Обе новые республики, Донецкая и Луганская, уже не раз обращались с просьбой о развязке к России. Кроме того, это делали лично: лидер ополчения Славянска В. Пономарёв, командир Попаснянского батальона Николай Пачковский, главнокомандующий Игорь Стрелков, глава Донецкой республики Павел Губарев, премьер ДНР Александр Бородай и т.д.
А что на это отвечает Кремль?
Похоже, он отмахивается от русско-украинской проблемы, как от ненужной головной боли. Крым забрали – ну и ладушки. А все остальное – гори оно синим огнем. Мол, разбирайтесь сами. Величайшая ошибка!
6 июня, вернувшись из неприятной поездки в Нормандию, Путин не раз щегольнул формулировкой, которую следует, на мой взгляд, считать выражением его истинной установки. Он упорно говорил о необходимости мирного диалога между Киевом и «сторонниками федерализации Украины».
Кого он подразумевал под ними? Донецкую и Луганскую республики, их руководство? Что это? Привычное дипломатическое лукавство? Вульгарный обман публики? Или самообман президента России?
Разве о федерализации Украины ставят вопрос повстанцы? Да они ее и в кошмарном сне не видят! Нету там, в мятежных народных республиках, никаких «сторонников федерализации». Там есть лишь люди, мечтавшие повторить «крымскую двухходовку»: сначала провозгласить независимость, а потом войти в состав России в качестве новых субъектов. Первый шаг удался, второй сорвался. Сорвался по вине России, уклонившейся от него. Но обратно в Украину, хоть федеративную, хоть конфедеративную, ни ДНР, ни ЛНР не собираются. Даже в угоду России, которая, похоже, хотела бы навязать всем именно вариант с федерацией, безнадежно устаревший. Ибо кровавый Рубикон перейден уже раз и навсегда.
Что же теперь делать России? Как заметил в подобной ситуации Черчилль, тот, кто расчитывает купить мир ценой позора, получит-таки позор, но… ценой войны.
Надо ясно понимать: война уже идет, и Россия, хочет она того или нет, в ней уже участвует. И бандеровцы – надо отдать должное ясности и недвусмысленности их позиции – это открыто признают, ибо давно уже считают себя в состоянии войны с Россией, давно и страстно мечтают поквитаться с нами за то добро, что мы им сделали. А также за реальное или вымышленное зло. Тем более, они уже никогда не забудут и не простят нам Крым (да и многое другое), нечего и надеяться. Отказываясь сегодня поддержать Донецк и Луганск, мы лишаем себя победной перспективы, это чисто капитулянтская позиция.

Донецк и Луганск – наш Сталинград сегодня
Как развяжется узел Донбасса?
Я вижу такую логику русской политики и такие сценарии ее воплощения.
1. Сейчас или никогда. Если сегодня, пользуясь крайней слабостью и внутренним расколом Украины, мы не сможем разделить ее надвое и воссоединиться с русским Левобережьем, Новороссией и Приднестровьем, то в дальнейшем нам и тем более это не удастся уже никогда. Нам дан последний шанс.
Русское восстание не удалось пока в Днепропетровске, Харькове и Одессе (при почти полной тишине в Запорожье, Николаеве, Херсоне, Сумах и Кировограде), поэтому стало ясно: вся наша надежда на решение проблемы зависит только от судьбы Донецка и Луганска. Или они выстоят и помогут затем Харькову и другим, или их задушат, задавят и тогда о каких-то русских на Украине, о какой-то Новороссии придется забыть навсегда.
Однако весы колеблются. Как ни странно: Киев собрал бронированный кулак, но ни сжать его, ни ударить им, как следует, не может. Я уверен, что украинской армии не удастся разбить и уничтожить повстанцев. Ее слабость, низкий моральный дух, неготовность воевать (в отличие от бандеровской национальной гвардии) видны даже со стороны. Армия сражаться всерьез попросту не хочет, потому что ей сражаться не за что. Бандера свят не для всех. А у нацгвардии самой по себе не хватает сил.
Гражданская, да еще партизанская война вообще всегда бесперспективна для ведущего ее государства. Хотя бы потому, что власть всегда нутром понимает: в гражданской войне, как писал еще Лукан, всякая победа есть поражение. Как Киеву управлять почти девятью миллионами жителей в целом, которые единодушно заявили о своем нежелании существовать в составе Украины, а с начала войны искренне и по заслугам возненавидели Киев?
Пройдет немного времени, и то же мировое сообщество, которое сегодня подначивает Киев к силовому решению вопроса, начнет, поняв бесперспективность этого варианта, требовать мира. Хорошо бы Россия ввела жесточайшие санкции против Киева, но это, похоже, Кремлю не по карману. Однако принуждение Киева к миру так или иначе должно состояться.
Но ни силой, ни миром восставшие области уже не удержать в составе Украины и не вернуть обратно. ДНР и ЛНР получат-таки свою не признанную никем независимость, по примеру Абхазии и Южной Осетии.
А вот что будет дальше?
2. Логика революционных войн. Если прорусские, пророссийские силы возьмут верх в Донецке и Луганске, отразят претензии Киева на территории данных областей, и хотя бы де-факто утвердят свой суверенный статус, тут начнется самое интересное.
Разумеется, соответствующий отрезок нынешней украино-российской границы перестанет контролироваться Украиной. Это приведет к немедленному фактическому включению обеих областей в экономику России (или даже юридическому – в Таможенный союз). Произойдет перезапуск экономики, в том числе национализация всего, что нахапали украинские олигархи типа Ахметова, с последующей приватизацией, но… уже с участием российского капитала. Пополнятся техникой и людьми до любого нужного объема армии республик. Возникнет единое с Россией культурно-языковое пространство.
В этих условиях Россия будет вынуждена дать республикам определенные гарантии, взять их, пусть неофициально, под крылья своего орла.
Пример ДНР и ЛНР, как и Крыма, послужит для вдохновления тех регионов, что пока остаются в юрисдикции Киева. В первую очередь для Харькова и Запорожья, территориально к ним прилегающих. Украина не сможет в короткие сроки обустроить новую госграницу, на сей раз уже со своими «бывшими». Это значит, что экспорт русской революции будет неизбежен. Кроме Харькова и Запорожья в этот процесс будет втянута и Одесса, при скоординированном воздействии на эту область: а) из российского Крыма, б) из пророссийского Приднестровья.
Если, в свою очередь, и в этих областях будут созданы, посредством референдумов, свои народные неподконтрольные Киеву республики, то таким прокиевским анклавам, как Николаев и Херсон просто деваться будет некуда. А тогда и Днепропетровск не устоит. В конце концов, что, на Коломойского снайпер не найдется, как нашелся он на Кернеса?
Во всех юго-восточных регионах накопился огромный заряд антикиевского и антибандеровского, антимайданного бунтарства. Такая поддержка позволит русской революции триумфально прокатиться по всему юго-востоку Украины, превратив его (в идеале) в юго-запад России. Был бы только субъект воли!
Под каким предлогом объединенная армия республик начнет освободительную войну против бандеровского Киева – неважно. Это может быть, например, требование репараций за нанесенный в ходе «АТО» ущерб, или что-то другое. Но я не исключаю такого варианта, при котором все десять или, на худой конец, девять юго-восточных областей обретут свой суверенитет.
Революционные войны – войны народные, вот почему они обычно успешны.
3. России не пристала поза страуса. Не слишком успешная попытка слить ДНР и ЛНР в единое союзное государство «Новороссия» уже показала, как я и предсказывал, что ни одна из девяти юго-западных областей не захочет лечь под другую, каждая будет дорожить своим суверенитетом. Одно дело – стать, как Крым, российским регионом на почетных и выгодных условиях. Другое дело подчиниться такому же, как ты сам, самопровозглашенному суверену. Поэтому судьба будущих девяти народных республик представляется смутно.
В том случае, если Россия по-прежнему будет изображать из себя валдайскую целку в политике и дистанцироваться от новых микрогосударств, возможно объединение их в конфедерацию «Новороссия». Где столица будет меняться, допустим, каждые три года по жеребьевке. Или в несколько конфедераций и/или федераций (например, «Новороссия» и «Левобережье»). Некоторые политологи, к примеру, Наталья Нарочницкая, уже пророчат распад Украины даже и на четыре самостоятельные части.
Нужно ли это России?
Никак нет.
Потому что если сегодня Россия отвернется от этих регионов, предоставит их своей судьбе, то завтра, с большими жертвами обретя суверенитет, но обидевшись, регионы так же отвернутся от России. Если Кремль махнет рукой на русских юго-востока, завтра эти русские, объединившись в какие-никакие пусть даже квазигосударства, в обиде так же махнут рукой на Кремль. И возненавидят предавшую их Россию не меньше, чем топящую их в крови Украину.
И что получится? Получится новое и не такое уж маленькое государство «Новороссия», в котором окажется новый народ «новороссы». Со своими элитами, которые не захотят делиться властью и ресурсами ни с Киевом, ни с Москвой. Начнется процесс нового этногенеза – этногенеза уже не русских и не украинцев, а новороссов, которые станут строить с нуля собственную свеженькую идентичность – на противопоставлении себя и украинцам, и… русским. И тогда история с бандеризацией Украины повторится вновь, но уже в Новороссии с ее новыми национальными героями, борцами за полный новроссийский суверенитет и независимость как от Украины, так и от России.
И тогда на нашей, российской, западной границе возникнет уже не одно, а два или более враждебных нам государства… Они будут враждовать еще и между собой, но нам от того легче не станет. И в Россию их уж потом и на веревке не затянешь.
Вот почему России нужно выйти из непристойной позы страуса и занять активную позицию в отношении процессов, происходящих на Украине. Не вяло следовать за событиями, а формировать их, лепить судьбу свою и своих завтрашних подданных, поддерживая и укрепляя на данном этапе их стремление к отделению от Украины. И всячески помогая им в этом дипломатическими, экономическими и военными средствами.
Неважно, что скажет по этому поводу наш друг Запад. Людям в угоду, да не самим же в воду, как любил говорить Солженицын.
Неважно, во что нам это обойдется (в т.ч. ненаглядному Газпрому).
Ибо спрашивается: какую цену надо платить за воссоединение с Крымом и Юго-Востоком Украины?
Правильный ответ: любую.

Желающего судьба ведет, а нежелающего – тащит
Дойдут ли мои аргументы до Кремля – не знаю…
Что должны сделать осажденные и непризнанные русские республики ДНР и ЛНР, чтобы подвигнуть Россию к своей активной поддержке даже вопреки ее воле? Как связать судьбу России со своею?
Они должны сделать необратимым свое отделение от Украины.
Есть только один способ для этого: кровавый Рубикон, «его же не прейдеши».
Как реализовать это необходимое условие? Я сам – не военный, хоть и из воинского рода. Поэтому свое личное мнение я придержу при себе. Но я консультировался со специалистами. И хочу поделиться с читателем тем, что я услышал от них.
Сейчас в Россию потянулись беженцы. Понятно, что едут женщины, дети, старики; и пусть себе едут. А вот мужчин, способных носить оружие, отпускать бы не надо. Если хочешь обеспечить себе будущее на родной земле – не беги с нее, а вставай в строй и защищай! Нужна всеобщая мобилизация, а на ее основе создание регулярных республиканских армий.
Параллельно нужно создавать, просто говоря, свои ЧК.
С этой целью нужна широкомасштабная перевербовка военных, милицейских, спецслужбистов, которые все должны переприсягать новым республикам.
Необходимо постоянно обращаться к русским в России, организовать встречный поток добровольцев из нее. Непонятно, почему русские организации, кроме, кажется, НДП, до сих пор в это не включились. Где ЭПО «Русские», Демушкин, Белов? Чем занимаются? Где доблестные РНЕшники, столько изучавшие ножевой бой и рукопашку? Почему отсиживаются по домам? Всем им нашлось бы достойное применение в новых республиках! И в разведке, и в контрразведке, и в службе безопасности… А какие личные перспективы откроет победа!
Надо менять тактику и стратегию военных действий. Переходить от обороны к нападению, как в Луганске. Развивать партизанскую войну, особенно в тылу противника, войну фугасов против танков и БТРов. Вести минную войну, рельсовую войну. Проводить рейды по тылам, уничтожить минометным огнем плацдарм Карачун. Разведывать места скопления или прохождения нацгвардии и целенаправленно уничтожать карателей. Всем известно: бандеровцы отличные полицаи, но плохие вояки!
Надо прицельно уничтожать высокопоставленных активистов-бандеровцев, направляющих карателей. Начиная с самого верха. От идеологов и политиков до офицеров. Как в минувшую войну уничтожали гауляйтеров и высшие чины гестапо и СС. Эта чисто партизанская задача облегчается в условиях огражданской войны, когда отличить своего от чужого бывает крайне непросто.
Надо вести листовочную пропаганду в рядах противника, используя девушек и женщин. Армия и так морально не готова к войне, тем более с согражданами, она понимает, что эта война бесперспективна и позорна, несправедлива. Надо непрерывно бить в эти болевые точки военщины. Ведь и у солдата есть совесть!
В данном ключе нужно менять отношение к пленным. Солдат-срочников, призывников, резервистов разоружать и отпускать, пусть возвращаются к семьям. Офицеров, не сложивших добровольно оружие, нацгвардейцев, людей из Правого сектора ставить к стенке именем ДНР и ЛНР без всяких разговоров. Знать и помнить притом: это не политическая акция, не зачистка и не террор. Это просто война не на жизнь, а на смерть, уничтожение непримиримого врага, труп которого всегда пахнет хорошо. Без иллюзий и компромиссов.
Наконец, нужно в массовом количестве готовить снайперов, подрывников и диверсантов. Если военные действия рано или поздно переместятся в города, эти бойцы станут на вес золота.
Вот такими идеями поделились со мною люди, воевавшие и побеждавшие в самых неправильных войнах последнего времени. Как говорится, за что купил, за то продал.
Украина, Россия и весь мир должны осознать факт: только тотальный геноцид населения непризнанных республик и совершенно неприемлемый экономический ущерб являются ценой подавления сопротивления и возвращения восставших регионов в лоно Украины. Понятно, что настоящих бандеровцев это не остановило бы, но в современном мире так дела уже не делаются. Киев и Москва должны дрогнуть и первый – отступить, а вторая – принять восставший за свои права народ под российскую эгиду.
При этом Россия должна ясно понимать: защищая ДНР и ЛНР, она защищает себя.

Александр Севастьянов,
академик Петровской академии наук и искусств,
эксперт телепрограммы «Русский вопрос»
 

СЛУЖУ РУССКОМУ НАРОДУ!..

2 апреля в Институте стран СНГ состоялось награждение медалью «За освобождение Крыма и Севастополя 16 марта 2014 г.» ряда общественных деятелей, журналистов, работников культуры.
В числе награжденных – политик и политолог Александр Севастьянов, который с начала 1990-х годов настойчиво проводил в печати идею о необходимости воссоединения России с Крымом, Новороссией, Левобережьем и другими прилегающими к России территориями, компактно заселенными русскими людьми. По его инициативе была разработана и издана карта «Русская Россия. Карта компактного расселения русского этноса», на которой отчетливо видна несправедливая граница, разрезающая на части по-живому тело русского народа, оказавшегося в разделенном положении. Эта карта указывает естественные и оптимальные границы Русского национального государства, неотъемлемой частью которого является Крым. В свою бытность завотделом Украины и Крыма, а затем замдиректора по науке Института стран СНГ (1997-1999), Севастьянов наладил связи со всем русским активом ближнего зарубежья, Крыма в том числе, вел постоянную работу с крымскими политиками пророссийского толка. Осуществляя редактирование «Национальной газеты», Севастьянов опубликовал десятки посвященных русскому Крыму статей. Созданный им слоган «Россия без Крыма – не Россия» был подхвачен многими по обе стороны нашей границы.
11 апреля 2014 года А.Н. Севастьянову исполняется 60 лет.
Медаль вручал директор Института стран СНГ, ведущий телепрограммы «Русский вопрос», председатель комитета «Севастополь – Крым – Россия» Константин Затулин.
Среди награжденных также руководитель Русской общины Севастополя Татьяна Ермакова, руководитель байкерской группы «Ночные волки» Александр Залдастанов, командир крымского «Беркута» Юрий Абисов, мэр Севастополя Алексей Чалый, спикер крымского парламента Владимир Константинов, председатель правительства Крыма Сергей Аксенов, Верховный атаман Крымского казачьего союза генерал Владимир Черкашин, декан факультета тележурналистики МГУ Виталий Третьяков, певец Олег Газманов, главред газеты «Завтра» Александр Проханов, журналист Владислав Шурыгин, командующий Черноморским флотом ВМФ России (1991—1992), первый заместитель Главнокомандующего ВМФ (1992—1999) адмирал Игорь Касатонов, сберегший Черноморский флот для России, а также другие лица, всего около трехсот человек. Планируется вручение еще примерно 150 наград. Медаль № 1 предназначена для президента России Владимира Путина и будет вручена ему при первом удобном случае.

О КРЫМСКИХ ТАТАРАХ

В последнее время меня спрашивают, как относиться к крымским татарам. Представляют ли они угрозу для нас в Крыму? Как они относятся к русским, к России? В этой связи я предлагаю вниманию читателей свою статью, опубликованную в "Независимой газете" еще в 1990-е гг. Она поможет разобраться в заданных вопросах.


БОЙ В КРЫМУ. ВСЕ В ДЫМУ?

(Опубликовано в «Содружество НГ» №8, 1998)


УВАЖАЕМЫЙ г-н Энвер Байрамов! Позвольте поблагодарить Вас за заметку «Мы нужны самим себе», которая открыла передо мной две важные возможности.

Во-первых, возможность принести искренние извинения Вам, (а в Вашем лице и всем Вашим соплеменникам) за ту «острую нравственную боль», которую невольно причинила моя статья «Неотразимость этнополитики»[1]. В свое оправдание могу сказать только одно. В оригинале статья имела подзаголовок: «Кому в Крыму нужны крымские татары?» Тем самым мне хотелось привлечь внимание читателей к тому – увы, непреложному – факту, что в условиях, когда Украина не хочет, не может и не бу­дет решать проблемы крымских татар, а Россию они всячески отталкивают сами (турецкий же фактор, нежелательный для обеих стран, является дестабилизи­рующим в регионе), татары, по сути, оказались предоставленными сами себе со всеми своими заботами.

Однако редакторы «НГ» – на­род своенравный и щепетильный в вопросах языка. Особенно это проявляется в подзаголовках, которые они по традиции считают как бы своей вотчиной. В данном случае редактор, видимо, посчитал двойное употребление корня «крым» в одной фразе недопустимой тавтологией. В результате подзаголовок приобрел тот оскорбительный и даже шовинистический смысл, которого я никогда не хотел и не предполагал. Прошу поверить, что я никогда не выражал сомнений в экзистенциальной необходимости крымских татар в Божьем мире.

Во-вторых, Ваша заметка позволяет мне вернуться к важному вопросу, которого я вынужденно коснулся в предыдущей статье лишь мимоходом, в то время как он достоин широкого и подроб­ного разговора. Я исхожу при этом из твердой уверенности, что историческая правда необходима всем.

Вы пишете, что я «ради политической конъюнктуры» использую неблаговидные факты, «которые надо бы адресовать не ко всему народу, а к определенной кучке националистов», и предлагаете мне «указать фамилии пре­дателей, а не огульно обвинять весь народ». К сожалению, сде­лать это было бы затруднительно по причине, о которой – ниже.

Назвать события, развернув­шиеся в Крыму после прихода немцев, «неблаговидными фак­тами» кажется мне терминологи­чески неточным. В эту формулу не вписываются ни погромы рус­ского населения, проводившиеся татарами в ряде населенных пунктов (например, в Ялте, где полностью вырезались целые русские семьи), ни многочислен­ные доносы, писавшиеся татара­ми на русских, евреев и цыган в немецкие комендатуры, ни тому подобные массовые явления. Но я не стану задерживаться на этих второстепенных обстоятельствах, а сразу перейду к главному.

В 1991 г. «Военно-историчес­кий журнал» (№3) опубликовал материалы из Военного архива Объединенной Германии при бывшем Институте военной ис­тории. Это документы Третьего рейха, касающиеся отношений немецких оккупационных влас­тей Крыма с татарами (перевод и подготовка к публикации Г.А. Литвина). Они красноречивы и репрезентативны. Процитирую отдельные выдержки из них с ми­нимальным комментарием. Вы­деления в тексте сделаны мной.

«Командующий 17-й армией и командующий войсками вермахта в Крыму. Отделы оперативный и разведки № 1231 – 44

Совершенно секретно

Только для командования

В группу армий «А»

1. Командование армии пред­лагает создать в Крыму местное правительство.

2. Основания

Выступая с таким предложени­ем, армия исходит из следующе­го:

...б) Сильно возросшее бандит­ское движение, в основном в го­рах Яйлы, ввиду наших слабых возможностей, можно разгро­мить только с помощью населе­ния, и тогда бандиты не будут на­шим третьим фронтом (1-й фронт – Керчь, 2-й – Перекоп, 3-й – партизаны. – Прим. пер.) Это можно сделать только с таким населением, которое добровольно стоит на нашей стороне и связы­вает свою судьбу на горе и на ра­дость с немецкими и румынскими войсками.

Созданные во многих селах во­оруженные силы самообороны до сего времени показывали себя с лучшей стороны. Подпись.»

«Приложение к дневнику во­енных действий № 389

Совершенно секретно

Только для командования

Телеграмма

В группу армий «Юг»

По согласованию с командова­нием группы армий «Юг» среди татар началась вербовка большо­го количества добровольцев... Татары хотят вместе с немецки­ми войсками выступить на борь­бу против большевизма для за­щиты народа и родины. Сообще­ние об этом предусмотрено дать при помощи плакатов и солдат­ского радиопередатчика от име­ни татарских и магометанских руководителей... Таким образом можно будет влиять на дивизии, в которых много представителей кавказских народов, предлагая им переходить с оружием, ссыла­ясь на пример татар, чтобы сов­местно сражаться за освобожде­ние их родины от большевизма.

11-я армия, отдел разведки № 321/42. 4.01.1942 г.»

«Из дневника боевых действий 11-й армии в Крыму

Приложение в отделе разведки айнзатцгруппа «Д» шефа поли­ции безопасности (СД).

Рекрутский набор крымских та­тар

Доклад о результатах добро­вольной вербовки, набор на во­енную службу и полученный опыт.

I. ПЛАН ПРИЗЫВА ТАТАР АРМИЕЙ

1) Передача вопросов рекрутирования татар армией в айнзатц-группу «Д»

2.01.1942 г. в отделе разведки армии состоялось совещание, где было заявлено, что Фюрер разре­шил призыв добровольцев из крымских татар... Целью этого призыва является: охватить крымских татар, способных слу­жить в армии, для действия на фронтах в Крымской армии на добровольной основе, а также со­здать татарские роты самооборо­ны, которые совместно с айнзатцгруппой «Д» можно будет ис­пользовать для борьбы с партиза­нами... Призванные в армию та­тары считаются служащими вер­махта. Они получают одинаковое питание и денежное содержание, как и немцы низкого ранга...

II. ПРОВЕДЕНИЕ ВЕРБОВКИ И ОХВАТ КРЫМСКИХ ТАТАР

1) Включение и помощь татар

Исходя из того, что быстрая и действенная вербовка и охват возможны только с помощью та­тар, татары из Симферополя, а также в Евпатории, Бахчисарае, Ялте, Алуште, Карасубазаре, Старом Крыму и Судаке просят создать татарские комитеты и там, где их пока нет <...>

3.01.1942 г. в 10.00 началось официальное первое заседание татарского комитета в Симферо­поле, посвященное началу вер­бовки татар Крыма для общей борьбы против большевизма...

СС-оберфюрер Олендорф от­крыл заседание приветственным словом, в котором он приветст­вовал комитет и сказал, что он рад сообщить комитету, что ар­мия их просьбу – защищать Родину против большевизма с оружи­ем в руках – принимает...

Присутствующие татары эти слова восприняли с восторгом и бурно аплодировали... Присутствующий здесь мулла мусульманского объединения Симфе­рополя взял слово и заявил, что его религия и верования требуют принять участие в этой священной борьбе совместно с немцами...

После того, как старейший из татар Эннан Сетулла заявил, что он сам с оружием готов выступить, слово взял председатель та­тарского комитета Абдурешидов и сказал буквально следующее: «Я говорю от имени комитета и татар и знаю, что татары как народ полностью поддерживают то, что я скажу. Достаточно только призыва немецкой армии, и тата­ры готовы выступить все на борьбу против общего врага. Для нас это большая честь под руководством Адольфа Гитлера, крупней­шего деятеля немецкого народа, получить разрешение сражать­ся...».

Как представитель татарской молодежи второй председатель татарского комитета Керменчикли заявил, что он говорит от име­ни татарской молодежи, которая знает, что речь идет о лучшем будущем, что нас связала судьба совместной борьбы: «Каждый молодой татарин идет в бой с со­знанием против злейшего врага, который одновременно является врагом немецкого народа...».

После того, как обо всем дого­ворились, татары попросили это торжественное заседание и тем самым начало борьбы против неверных закончить молебном по их обычаю. Татары покрыли свои головы и, стоя, повторяя за муллой, произнесли три молитвы: 1-я молитва – за достижение быстрой победы и общих целей, а также за долгую жизнь фюрера Адольфа Гитлера; 2-я молитва – за немецкий народ и его доблестное войско; 3-я молитва – за погибших в боях немецких сол­дат <...>

V. ПОЛУЧЕННЫЕ ПЕРВЫЕ

РЕЗУЛЬТАТЫ ОПЫТА

Уже при занятии войсками Крыма татары показывали свое дружелюбие к немцам. Они счи­тали немецкие воинские части освободителями от большевист­ского ига, предлагали свою по­мощь и выражали дружелюбие... После вступления немцев они все чаще предлагали свою по­мощь в борьбе против партизан в Красной Армии... В Симферопо­ле, Бахчисарае, Карасубазаре и т.д. молились они за победу не­мецкого оружия, за фюрера, по­сылали благодарственные пись­ма, а также писали письма, в ко­торых просили разрешить им принять участие в борьбе с боль­шевизмом.

Вербовка и создание подразде­лений, а также боевое примене­ние татарских рот самообороны под командованием айнзатц-группы «Д» дают примеры, что касается татар Крыма, считать: большинство татарского населе­ния выражает готовность сра­жаться...»

ДЛЯ ТОГО, чтобы не могло воз­никнуть впечатления, будто все немецко-татарские пылкие наме­рения остались только на бумаге, сообщу еще несколько фактов, почерпнутых в тех же докумен­тах. Самое главное, конечно, это цифры. Не прошло полутора ме­сяцев со дня вышеупомянутого совещания, как вербовщики (на­поминаю: речь идет о доброволь­ной вербовке!) уже рапортовали об успехах. Отмечалось, в част­ности, что «татары восточной ча­сти Крыма... и особенно сельских районов Северного Крыма почти все поголовно заявляли, что они готовы немедленно с оружием в руках бороться с общим врагом» (там же). Так, например, в пер­вые же 20 дней в селах Бахчиса­райского района добровольно за­явили о своей службе 565 татар. Проведя рекрутирование в 203 населенных пунктах, вербовщи­ки набрали к 15.02.1942 г. в об­шей сложности 9255 татар, год­ных к военной службе. (Назвать всех пофамильно было бы весьма сложно.) В дальнейшем эта циф­ра росла.

Много это или мало? Военные историки и социологи считают (таково устоявшееся мнение), что максимальный мобилизаци­онный потенциал народа – 10% от его численности. Названная выше цифра представляет собой именно этот процент.

Сказанное позволяет утверж­дать: в то время как Красная Ар­мия и партизаны, фронт и тыл, весь народ СССР вели смертель­ную схватку с врагом, против них на стороне немецких завое­вателей в Крыму выступили не «отдельные негодяи и предате­ли», а большинство крымскота-тарского народа, по сути – народ как таковой. Это исторический факт.

Разумеется, он не исключает другого факта: многие крымские татары, мобилизованные в Крас­ную Армию до и в самом начале войны, разбросанные, рассеян­ные по отдельным армиям, частям и воинским соединениям, доблестно воевали бок о бок с русскими, белорусами, грузина­ми и т.д. Этого тоже никто не мо­жет отрицать. Бессмысленно га­дать, как повели бы они себя, ос­тавшись в Крыму под немецким владычеством. Но речь здесь не о них. Если, даже вопреки тому, что основной призыв в Крыму успела провести еще советская власть, крымскотатарский народ сумел добровольно выделить до­полнительно столь большой контингент для борьбы с этой са­мой властью, это является луч­шим свидетельством того, на чьей стороне он в действительно­сти был.

КАК ВОЕВАЛИ против нас татары в Крыму? Приведу только одно свидетельство из того же источ­ника: «Применение татарских рот в боевых действиях показы­вает, что они в основном дейст­вуют хорошо., Так, в Западном Крыму были задействованы 8-я и 9-я татарские роты Бахчисарая и Коуша, и они показали себя в по­иске отлично. Также и другие группы татар при айнзатцкоманде «Д» в вопросах разведки пока­зали себя хорошо. В стычках с партизанами татары действовали умело, и они побеждали: много партизан уничтожено, другие бе­жали. Так было в районе Бахчи­сарая, а в районе Судака они дей­ствовали и против регулярных войск (десант). Об их боевых ка­чествах указано также и в парти­занских донесениях...

Татары как народ всегда были врагами большевизма и ведут войну против России».

Таковы были самые первые шаги (январь–февраль 1942 г.) татарских боевых формирований под немецкой эгидой. В дальней­шем именно их усилия привели к подавлению партизанского дви­жения и к утверждению немец­кого господства в Крыму.

Я намеренно не стал (дабы из­бежать обвинения в предвзятос­ти) обращаться к документам, легшим в свое время на стол Ста­лина и послужившим основани­ем для принятия решения о депортации крымскотатарского на­рода из Крыма. А также к тем, за­частую очень живописным, доне­сениям, что легли в основу соот­ветствующих сводок и обобще­ний. Интересующиеся сделают это сами.

Нам же сейчас, я думаю, впол­не достаточно внимательно прочесть документы из немецкого архива (которые беспристрастно и объективно фиксируют собы­тия), чтобы сделать вполне однозначные выводы.

Александр Севастьянов –

заме­ститель директора по науке

Ин­ститута стран СНГ




[1] Статья «Неотразимость этнополитики» имела подзаголовок «Кому в Крыму нужны крымские татары?», который был упрощен редакцией до: «Кому нужны крымские татары?», что и вызвало запальчивую реплику главы московской общины крымских татар Э. Байрамова. Воспользовавшись случаем, я развернул свой ответ в историческую справку по архиважному вопросу.

ОТВЕТ ВРАГУ

На "Эхе Москвы" размещена злорадная статейка политолога Дмитрия Орешкина по нашим украинским делам: http://echo.msk.ru/blog/oreshkin/1291114-echo/
Статья умного врага. К счастью, не со всем можно согласиться.
1. Вводить войска на Восток Украины мы могли бы только в одном случае: если бы местные жители начали партизанскую гражданскую войну. То, что этого не случилось, свидетельствует не о нашей слабости или сплоченности Запада (воевать за Украину Запад бы не стал в любом случае), а лишь об их неготовности к такому ходу дел. Конечно, это наше упущение, результат безголовой политики с 1991 года. Но упущение поправимое.
2. Да, Крыму, Приднестровью, да и нам придется нелегко. А когда кому Победа давалась даром?
3. Воссоединение России с Юго-Востоком Украины придется осуществлять пошагово. Федерализация Украины -- это максимум, чего мы, по-видимому, можем добиться сегодня. И, скорее всего, добьемся. Но это только первый шаг. В Киеве этого не хотят и недаром ставят знак равенства: федерализм = сепаратизм. За первым шагом последуют другие, мы обязательно добьемся своего. Важно, чтобы в Кремле понимали: не получив Юго-Восток, не удержим и Крым. А такое понимание сегодня уже есть.
4. Отказ от Украины в целом -- не потеря, а приобретение. Ибо он неизбежно обсуловит поворот от имперского варианта -- к Русскому национальному государству.
5. Победа в Крыму вовсе не "символическая", а самая что ни на есть настоящая и блестящая. Какую цену придется платить -- спрашивает нас торговое племя известной национальности. Правильный ответ: любую.
6. Понятно, что взятие Крыма мы не смогли бы себе позволить, если бы не реальный подъем экономики, даже если он не виден в лукавых цифрах. Мы все чувствуем, что жизнь налаживается, так что пессимизм орешкиных неуместен.
7. Да, внутриполитическая консолидация неизбежно последует, как и выжигание пятой колонны, в котором, на мой взгляд, должен принять участие весь народ, а не только власть. Понятно, что орешкиных это тревожит. Ну и пусть!

О "ПИСЬМЕ ПАВЛА БАСАНЦА"

Уважаемые коллеги! Дорогие друзья!
По интернету пошло гулять некое открытое письмо. Прочитал текст Павла Басанца (если его писал настоящий Павел Басанец, в чем я не уверен).
Сделано профессионально. Писал, ясное дело, разведчик, спецслужбист. Вопрос: чьих спецслужб? Явно не российских…
В своем письме, профессионально точно используя простые человеческие слабости – семейную привязанность, корысть, страхи перед будущим, неуверенность, извечную нелюбовь к власть имущим и т.п. – автор хочет заставить нас усомниться в необходимости воссоединения России с Крымом, с юго-восточной Украиной.
Он ставит вопрос: «Готов ли я, взяв в руки оружие, устанавливать на Украине «новый фашистский порядок»? Подразумевается, однако, вовсе не тот, действительно фашистский, порядок, который уже установлен на Украине взбесившимися майданистами-бандеровцами, ненавидящими Россию и все русское. Нет, произошедшее в Киеве не вызывает у П.Б. никакого неприятия. Фашистской он считает нашу Россию, протянувшую своим соплеменникам руку в трудную минуту. И «взбесившимся фюрером» он именует не Яроша или Тягнибока, свергших какое-никакое, но законное, избранное народом правительство, а президента России Владимира Путина, пользующегося, согласно опросам Левада-центра, наиболее значительной поддержкой народа в настоящую минуту. Ловко он говорит об этом как о чем-то само собою разумеющемся, как бы невзначай.
Своим обращением к «сестренкам» он так же ловко въезжает в душу к читателю, чтобы заставить его поверить в то, что он простой советский человек, интернационалист и славянофил. Чтобы, поверив во все это, мы так же верили бы ему и во всем прочем. А именно:
– что воссоединение с Крымом это авантюра лично Путина, никому не нужная, кроме российских олигархов, «панов»,
– что Путин (это он и его окружение, а вовсе не Ельцин, Гайдар и компания превратили нашу жизнь в Ад) априори не может желать ничего хорошего для россиян и украинцев (а значит, это воссоединение не нужно ни тем, ни другим),
– что воссоединение с Крымом будет дороговато стоить простым россиянам,
– что истинная цель ввода войск в Крым – это, оказывается, не освобождение наших единокровных соплеменников от бандеровской оккупации, не возвращение русскому народу его исконной территории, а коварный способ отвлечь россиян от собственных проблем,
– что не большинство дислоцированных в Крыму украинских военных, во главе с главкомом ВМС Украины, с радостью перешедшие из-под власти Киева в распоряжение правительства Крыма (с перспективой влиться в армию России), а один глупенький командир корабля, сдуру хранящий верность киевским мятежникам, есть герой дня,
– и т.д.
Сегодня даже украинцы, по признанию Басанца, призывают «на Украину российские войска», потому что не хотят терпеть беспредел бандеровцев. Естественно, Басанец походя честит их идиотами.
Обращаясь, вроде бы, к «сестренкам», Басанец призывает их «изменить ситуацию». Не уточняет, как, но догадаться несложно: перенести Майдан в Донецк и Харьков, Симферополь и Одессу…
Завершается послание до боли знакомой формулировкой: «Хай живе незалежнi вiд олігархів, бандюкiв, Україна та Россія!». Все, кто помнит, как крушился и разрывался на части Советский Союз, сразу узнают в этом призыве клич польской «Солидарности», обращенный к советским несмышленышам: «За вашу и нашу свободу!». Который потом твердили как заклинание прибалтийские, армянские, грузинские сепаратисты… Только мы с тех пор набрались опыта, поумнели. Знаем, кто и зачем подбрасывает нам такие призывы. Этот номер второй раз не пройдет!
Не знаю, кто и когда (в Индонезии или еще в какой из десятков стран, где отметился разведчик Павел Басанец) перевербовал автора на сторону наших врагов. Но вижу, что не напрасно. Отрабатывает, Иуда, по полной программе! Мастерски!
Что можно высказать по поводу его фальшивых тезисов?

  1. Воссоединение с Крымом, Новороссией, Левобережьем – насущная, первоочередная необходимость для нашего русского народа, причем по обе стороны границ. Это нас, русских, разрезали по-живому, нас ослабили, обкорнали, поставили, вопреки нашей воле, выраженной на всесоюзном референдуме, в положение разделенной нации. Мы, русские, сегодня – разделенная нация, и мы имеем общепризнанное право на воссоединение.

  2. Крым – русская святыня, жемчужина в российской короне, без Крыма Россия – не Россия. Крым был отнят у нас коварно, подло, обманно и беззаконно, а ведь был он добыт русским штыком и куплен русской кровью, да не один раз! За это сокровище мы дрались и должны драться с кем угодно. Какую цену надо платить за возвращение Крыма нам по принадлежности? Правильный ответ: любую!

  3. Кто не знает, каково жилось все эти годы русским на Украине под диктатом бандеровцев, сегодня окончательно и полностью захвативших власть, а до того ходивших на мягких лапах, но упрямо гнувших свою линию на насильственную украинизацию всего дышащего? От русских школ не осталось и пяти процентов, из 43 русских театров не осталось ни одного, единственный вуз, где еще позволено преподавать по-русски, это Таврический университет и т.д. А сколько православных церквей перешло к униатам? А сколько церквей Московского патриархата захвачено раскольником – самозванным Киевским патриархатом? Все происходящее именуется по-научному «этноцидом», т.е. мягким, бескровным геноцидом, осуществляющимся через подавление языка, культуры, веры. По переписи 1989 года на Украине жило 22% русских, а по переписи 2010 – лишь 11,5%. Вдвое! Вдвое сократили нас! Вот, что сделали «свидомые украинцы» с нашими «братишками» и «сестренками» за какие-то неполные 25 лет! И смеет же чье-то поганое перо, чей-то лживый, ссученный язык сомневаться в святой правоте России, отбирающей наших людей из-под власти украинских этнократов-людоедов!!!

  4. Да, у нас в России полно своих проблем. Но все-таки уровень жизни людей в среднем в 4,3 раза выше, чем на Украине. Если мы воссоединимся с Крымом, Новороссией, Левобережьем (не забудьте, что тогда нашим станет и Приднестровье!), лучше жить станут жители этих областей, это безусловно! Но лучше станет и нам, русским в России: нас станет больше, мы станем сильней. А значит, нам легче станет решать и наши, российские проблемы.

Не разрывать наш единый, общий Русский Фронт должны мы, к чему призывает подонок и изменник Родины Басанец, а снова стать единым народом, сплотиться, почувствовать плечо друг друга! И вместе победить!
Александр Севастьянов

УКРАИНО МОЯ, УКРАИНО! ЧАСТЬ 2

Третий уровень рассмотрения – юридический и дипломатический
Как уже говорилось выше, граница между Украиной и Россией является несправедливой, исторически необоснованной, насильно навязанной нам немцами по Брестскому договору и закрепленной большевиками в своих видах.
Особым правовым нигилизмом отличается история отторжения Крыма от России и присоединения его к Украине, на что не осмелились даже победоносные немцы в 1918 году. Строго юридически говоря, у Украины до 25 декабря 1998 г., когда был ратифицирован Договор о дружбе, со­трудничестве и партнерстве между Россией и Украиной, никаких прав на Крым (и отдельно на Севастополь) не было.
Самое обидное, что у России в начале 1990-х годов были все шансы исправить это положение. Но этот шанс был бездарно упущен, в то время как Украина проявила замечательную предусмотрительность и завидное упорство в отстаивании своих интересов. Напомню некоторые факты.
Еще 19 ноября 1990 года, до распада СССР, в Киеве был подписан Договор между РСФСР и Украинской ССР. Он был вызван тем, что ранее, 12 июня того же года, РСФСР приняла Декларацию о своем государственном суверенитете, а 16 июля такую же Декларацию приняла УССР. Две суверенные республики СССР решили определить свои отношения. Не знаю, кому принадлежала инициатива; подозреваю, что именно украинцам (ведь кошка всегда знает, чье мясо она съела), стремившимся обезопасить свои границы от возможных изменений.
Договор 1990 г. признавал суве­ренитет Украины, но... отнюдь не ее права на спорные территории, на­пример Область Войска Донского или Новороссию. При обсуждении этого договора Съездом народных депутатов – на тот момент это была высшая власть в РСФСР – встал вопрос о границах, о Крыме. Но дальше этого дело не пошло. Не кто иной как депутат Владимир Лукин (на мой взгляд, сильный агент влияния Запада), почти бессменно председательствовавший в наших парламентах над международными делами, нашел хитроумный аргумент, благодаря которому депутаты потеряли бдительность и, проявив непростительную наивность, ратифицировали Договор. Дело в том, что в его тексте была ст. 6, которая предписы­вала признавать и уважать территориальную целостность договари­вающихся сторон, но… «в ныне существующих в рамках СССР границах». Лукин напирал именно на эту оговорку, проталкивая договор. Он говорил: не надо сейчас обострять отношения с братской Украиной, пусть пока все остается, как есть, а вот если СССР будет распадаться, – ну, тогда мы вернемся к вопросу о принадлежности Крыма и вообще о границе. И депутаты расслабились…
Не стало СССР не стало и бесспорной границы между нашими странами, это очевидно в контексте вышесказанного. Но момент был упущен, и политической воли, чтобы денонсировать договор и нарушить статус кво, уже не нашлось.
Еще одна возможность была упущена в 1991 году, когда вопрос неожиданно обострился после заявления ельцинского пресс-секрета­ря Павла Вощанова. Который возьми да и ляпни, что в связи с заявлениями ряда республик о выходе из СССР российское руководство оставляет за собой право поднять во­прос о пересмотре границ с соседними государствами.
В тот момент у русских еще была возможность без больших проблем вернуть себе и Южный Урал (восемь населенных русскими областей нынешнего Казахстана), и северо-восточные области Эстонии, и Левобережье, Новроссию и Тавриду.
Но эта возможность была похоронена Ельциным, который таким образом выкупил собственное беспроблемное полновластие в рамках обкорнанной, обобранной России. На Украине и особенно в Казахстане на заявление Вощанова последовала жесткая реакция. Российским делегациям пришлось срочно вылететь в Киев и Алма-Ату. Мы не знаем, как проходили там переговоры, чем националы грозили и что обещали Ельцину. Но в результате Россия официально заявила о невозможности пересмотра границ и взаимном уважении территориальной целостности республик.
Наконец, в 25 декабря 1998 года, несмотря на все усилия автора этих строк и ряда других здравомыслящих политологов и политиков, был подписан и ратифицирован упомянутый выше «Договор о дружбе…», статья 2 которого утвердила нерушимость существующих границ. Договор (в одноименной статье мы с К. Затулиным охарактеризовали его как «Обман века», точно предвидя все последствия) на тот момент похоронил возможность возвращения исконных российских земель в материнское лоно. Вина за его принятие целиком лежит на фракции коммунистов в Госдуме и лично на Ельцине, на председателе правительства Евгении Примакове, министре иностранных дел Иванове, председателе Госдумы Селезневе и Геннадии Зюганове.
Как исправить положение? Что в данной связи может предпринять Россия?
Сегодня, когда на Украине всем распоряжается самозванная нелегитимная власть и вся юридическая основа отношений с Киевом вызывает сомнение, когда перед нами, по сути, предстала вдруг новая Украина, самое время было бы денонсировать указанный Договор, заключенный с иным, по сути, государством. Разрушив тем самым «обман века» и по всей форме восстановив наши права на Крым и на изменение границ. Это первое, что следовало бы сделать в правовой сфере.
Второе – необходимо срочно принять давно подготовленный нами закон «О разделенном положении лезгинского, осетинского и русского народов и их праве на воссоединение», апеллирующий к международному праву. Это позволит нам перед лицом всего мирового сообщества перевести разговор во всем понятную и признанную плоскость. Пресловутые права человека в такой ситуации окажутся на нашей стороне, а это аргумент не из слабых. Чем мы хуже немцев, китайцев или вьетнамцев, воссоединившихся мирно и законно на наших глазах?
Наконец, следует всячески содействовать юридическому оформлению единой коалиции юго-восточных областей Украины (желательно с примкнувшим к ним Приднестровьем) под названием Новороссии. Это даст не только юридическую базу для последующего самоопределения всей данной территории, но и подарит ей новую этническую идентичность. Которая сможет удовлетворить как русских, так и малороссов (и даже «совков»), проживающих на данной территории, а главное, создаст новую и правильную по сути оппозицию: украинцы – новороссы.
При этом надо понимать вполне отчетливо, что у коалиции на данном этапе может быть единое коалиционное правительство, но Новороссия не имеет и не сможет иметь своей столицы. Ни один из регионов не пойдет под власть другого: Одесса – под Харьков, Харьков – под Донецк, Донецк – под Одессу и т.д. Хотя вариант со сменными «дежурными» столицами вполне реален на первое время, пока не произойдет воссоединение с Россией.

Морально-политические сложности
Осуществление сценария, по которому Украина вначале разделяется, а затем ее Юго-Восточная часть с Крымом либо становится самостоятельным государством, либо воссоединяется с Россией, имеет ряд морально-политических сложностей. О некоторых я скажу ниже.
Смена российской парадигмы. Нельзя одной рукой защищать права и интересы русских на Украине, опираться там на русскую идентичность, всячески поддерживать и развивать ее (чего настоятельно требует вышеописанный сценарий), а другой рукой – подавлять Русское движение в нашей собственной России, противопоставлять русской идентичности – российскую, вызывающе, демонстративно игнорировать русские проблемы, права и интересы. Нравится это кому-то или нет, но решение украинской проблемы (а решать ее придется нам волей-неволей, от этого вызова уклониться никак невозможно) повлечет за собой смену всей концепции России. Вместо неоимперской концепции, возобладавшей в последние лет десять, потребуется концепция Русского национального государства. Ничего другого нам Киев уже не оставил.
Чем скорее и последовательнее эта необходимость будет осознана в Кремле, тем легче и безболезненнее пойдет процесс желаемых преобразований.
Помимо неизбежного отказа от неоимперства потребуется еще и отказ от неосоветизма, душок которого также явственно ощущается в российском воздухе последних лет. Если и есть что-то симпатичное для широких российских масс в действиях майданистов, если что-то в них и отвечает русскому настроению (помимо антикоррупционного пафоса), так это, конечно, свержение памятников главному русофобу всех времен – Владимиру Ленину. Понятно, что защита этих памятников кое-где на юго-востоке Украины является данью памяти тому времени, когда страна была едина, в идеологии господствовал интернационализм, все вокруг говорили по-русски, а украинским националистам не давали воли. Но надо понимать, что для русских национал-патриотов, ориентированных на построение РНГ, «совок» и Ленин так же неприемлемы, как и для украинских националистов, строящих свою Украину.
Янукович: поддерживать нельзя сливать. Поддержка Януковича является столь же политически необходимой, сколь морально недопустимой. Такая вот вилка. Понятно, что этот человек не вызывает никаких добрых чувств, ни даже элементарного уважения. Поддержка его – широковещательная, акцентированная – принесет Кремлю неприемлемые репутационные издержки. Но пока он формально президент, пока не отрекся от власти и не признал новое правительство, пока играет в изгнанника – киевские самозванцы нелегитимны, хоть ты тресни! А это дает нам неоценимые преимущества, козыри в любом переговорном процессе. Поэтому Россия должна, конечно, дать ему укрывище и не должна признавать его низложение. Пока что найдено оптимальное решение: он спрятался в частном поместье в Ростовской области. Вот там и должен сидеть. Ему уже светит Гаага, так что пусть не дергается и будет послушен.
Тут есть еще и другая проблема: избыточная критика Януковича автоматически не только оправдывает Майдан, что недопустимо, но и переводит весь конфликт в иную плоскость: из национальной, единственно верной и открывающей нам правильную перспективу, – в социальную, что принципиально неверно и лишает нас всяких перспектив.
Так что о Януковиче-президенте нам лучше помнить, но молчать…
Братья или не братья? Этот вопрос каждый раз встает при обсуждении украинской проблемы. И надо раз навсегда понять следующее. Братьями нам являются малороссы. Те, что населяли былую Украину царских времен. И их физические потомки и духовные наследники, проживающие в основном на Юго-Востоке, хотя и не только там, к счастью. Но те украинцы, что образовались на Западной Украине и постепенно подчинили и переделали под себя малороссов на большей части Украины (попробуй теперь, назови кого малороссом!), эти украинцы успели четко доказать, что они нам не братья. И это действительно так. У нас даже генетика не совпадает с ними более чем на шестьдесят процентов (в то время как с белорусами совпадение почти стопроцентное)!
Тому, кто усомнится в сказанном, посоветую посетить краеведческий музей Львова и пройти по шести залам, посвященным истории Западной Украины и обретению украинцами самостийности и незалежности. Столь свирепого накала русофобию, проявленную еще с начала ХХ века, вряд ли где еще встретишь. На ней выросли и воспитались поколения. Не худо и почитать учебник для пятого класса по истории, где насчитывается четыре русско-украинские войны. Вот такая школа ненависти к нам. Через нее прошло уже не одно поколение…
Тот, кто не видит, что «свидомые» украинцы делали, делают и намерены делать против русских и России, тот слепец и дурак.
Тот, кто видит – и оправдывает это, тот подлец.
Тот, кто предлагает смириться с этим – тот обычное чмо и быдло.
И только тот, кто все видит и понимает, кто готов бороться за русские интересы и права с любым противником (украинцами в том числе), тот настоящий русский человек и патриот России.
Братство и дружба – это не дорога с односторонним движением…
Инерция нациестроительства. Двадцать с лишним лет жители Украины «будовали державу» (строили государство). Клялись ему в верности и любви. И вдруг добрая половина населения оказалась перед необходимостью переосмыслить свою государственную принадлежность! Это породило психологические перегрузки, с которыми не каждый справится.
Поэтому пока что практически все украинские политики, за исключением крымских, клянутся в верности "единой и неделимой" Украине, все кричат, что нельзя допустить раздела страны, хотя на самом деле только в этом – ее спасение и профилактика гражданской войны.
Как ни странно кому покажется, но этой общеукраинской лояльностью и инерцией украинского нациестроительства охвачены и русские политики Украины! Отчасти в  этом, возможно, проявляется некоторое лукавство (горе побежденным)… Не забуду день открытия Русского культурного центра (!!!) на Андреевском спуске в центре Киева (1999 год), когда в ходе всей церемонии и банкета ораторы и тостующие превозносили «ридну батькивщину», а из репродуктора звучали только украинские песни и регулярно бил по мозгам хит:
Украино моя, Украино!
Присягаю тоби знов и знов.
Украино моя, Украино –
Моя вира, надия, любов!
Вот что на самом деле означает конфликт идентичностей! Вот он, зримый, хрестоматийный пример! Когда с одной стороны – этнонация (единственно подлинная нация), а с другой – согражданство (псевдонация), то есть конгломерат этносов, затиснутый в общую правовую рамку. Одни атакуют: «Мы – украинцы!». И сразу все встает на свое место с пониманием всего спектра политики. А что могут им противопоставить другие? «Мы – русскоязычные»?! Но это ничто, такой нации нет в природе, это не мобилизует, не делает понятной политику...
Инерция нациестроительства, которая на подвластных Киеву землях будет теперь неизбежно расти, становится в новых условиях совершенно неуместной, нелепой на Юго-Востоке. Отказ от нее дикутуют сами политические обстоятельства, в первую очередь, установки «свидомых», «майданистов», подрывающие национальное единство. Но должны найтись смелые и решительные люди из числа самих же «паспортных» украинцев, смотрящие в будущее, чтобы систематически широковещательно озвучивать отказ, отрешение от этой инерции. Чтобы публично скомпрометировать и снять тезис о «единой и неделимой» с повестки дня!
«Свидомые» слишком часто попусту кричали «волки! волки!», попрекая жителей Юго-Востока недостатком патриотизма и национализма, сепаратизмом и проч. Эти двадцать лет своеобразного нейро-лингвистического программирования «от обратного» должны, наконец, сработать. Время для настоящих волков пришло.
Крымскотатарский фактор. Вряд ли нужно доказывать, что крымские татары не питают к русским и России нежных чувств. Недавнняя их попытка захвата Верховного совета Крыма тому свидетельство. Нередки утверждения крымскотатарских политиков о том, что Россия является для них историческим врагом, который даже не извинился до сих пор за депортацию и т.д.
Не секрет ни для кого также, что Киев все эти годы поддерживал татар в Крыму как фактор сдерживания и устрашения русских, затачивал их как нож в нашу русскую спину. И довольно успешно. Каждый раз, когда русское движение в Крыму поднимало голову, назначались массовые татарские мероприятия – а это, поверьте, зрелище не для слабонервных. Когда мимо тебя часами льется черноголовая людская река, изрыгающая из тысяч глоток «Вотан! Меджлис! Аллах акбар!», чему я сам бывал свидетелем…
Задача татар, изначально поставленная Киевом, – не дать отделить Крым, а следовательно торпедировать и раздел всей Украины. Они верно служили доныне властям, объединенные с ними общим отношением к русским и России. Это пятая колонна Киева в Крыму. Но насколько опасен сегодня этот фактор для русского дела? Насколько он фатален, непреодолим? Думаю, тут не стоит преувеличивать.
Во-первых, крымские татары, составляющие сегодня до 12 % населения Крыма, за двадцат с лишним лет сумели добиться практически всего, чего хотели. Самое главное: большого количества земли и домов в сельской местности, где и проживает сегодня свыше 80 % татар. Господствующее настроение у татар-земледельцев одно: спокойно жить и работать на земле, кормиться трудом своих рук и растить детей. Они сильно растеряли былой пыл, агрессивный заряд. Попытки самозахвата земель стали редкими, отпор им не влечет за собой массовых боевитых выступлений, как бывало. Для татар сегодня важнее интеграция в мирную жизнь полуострова, чем «вечный бой».
Во-вторых, Киев за эти годы очень много чего обещал татарам в обмен на полную лояльность и роль пятой колонны. Но мало что выполнил из обещанного. Сегодня татары уже хорошо понимают, что достигли предела в своих торгах с хозяевами Украины, извлекли свой максимум выгод и новых преференций им не видать. Второе лицо Меджлиса, Рефат Чубаров обмолвился как-то, что вот, Россия-де не пытается вести дипломатию с крымскотатарским народом. Подтвердив тем самым свою внутреннюю готовность договариваться с Кремлем. Чего и следовало ожидать. Пусть татары помогали украинским властям усмирять русский Крым, но ведь воевать-то со всей Россией татары, если что, не смогут. И Киев им не поможет!
Самое время для России задуматься над тем, как купить татарскую лояльность. Эта задача имеет решение, убежден.
Русский фактор. Это палка о двух концах: на одном – русские Юго-Востока, на другом – русские России. В обоих случаях все не так просто, как хотелось бы.
Русское движение на Украине не может не быть главной опорой нашей политики на Украине. Ничего другого нам не остается: такова логика истории и этнополитики. В 1990-е годы оно было довольно широким и активным. В бытность мою завотделом Украины и Крыма, а там и замдиректора по науке Института стран СНГ (1997-1999), через мой кабинет прошли все руководители русских и российских (пророссийских) организаций этой страны, числом более ста. Но, не получая никакой поддержки от России (напомню, послами на Украине были вначале Черномырдин, а потом Зурабов, которым на русских было плевать, да и консулы были им подстать), это движение постепенно заглохло под сильнейшим прессом СБУ и украинских националистов, официоза. Многие не выдержали десятилетий бесплодной борьбы, ушли в тину, сдались. И сейчас там от русского движения лишь осколки либо гнилые, конъюнктурные фигуры, вроде Сергея Цекова (на мой лично взгляд), либо совсем новые, неопытные, не подготовленные кадры, либо немногие истинные русские активисты, изнуренные годами бесплодной борьбы. Эти немногие в состоянии, однако, поднять на борьбу за свои права многие тысячи людей. Так что помогать им, конечно, надо: деньгами, оружием, советниками. Сами они не справятся, а коли так, потеряем мы все.
Свои сложности демонстрирует и Русское движение в России. Главная из которых состоит в том, что часть Движения ушла в непримиримую оппозицию по отношению к режиму Путина, и теперь перипетии собственной яростной политической борьбы застят этим людям широкую панораму исторического момента, смещают все акценты и оценки в иллюзорный аспект. Что порождает ряд устойчивых политических мифов и заблуждений.
Например, творцы и рядовые участники национальной украинской революции предстают как борцы с «коррумпированным режимом, родственным путинскому», с украинским «еврейским олигархатом, родственным российскому». У нас-де общие враги, у нас-де общие задачи. А посему мы, русские, должны-де протянуть руку помощи «братскому народу» (старая песня на знакомый мотив «за нашу и вашу свободу», как пели нам в русские уши деятели польской «Солидарности», а за ними прибалтийские и прочие сепаратисты времен СССР). Отдельные русские националисты, транслирующие этот бред, прямо смыкаются с либеральной прессой, дудят с нею в одну дуду.
Главное и второстепенное, причина и повод при этом меняются местами с легкостью необыкновенной. Творцы этого мифа охотно забывают, что на самом деле борьба ведется, как заверяет Дмитро Ярош от лица всего украинства, «за Украину без жидов и кацапов», а сами они, прекраснодушные мифотворцы, с этой позиции есть не кто иной как те самые «кацапы и клятые москали». И если бы только они! Но нет, это отношение распространяется и на все русское вообще, как и на все «недоукраинизированное», что живет и движется на территории Украины…
Второй не менее опасный миф – миф о русско-украинском братстве, о чем я писал выше. Здесь лишь добавлю, что этот миф, эта ветхая иллюзия живет сегодня преимущественно в русских мозгах, не встречая уже сочувственного отклика в мозгах большей части украинцев. И не только тех, кто встает и ложится с именем Бандеры (прочтите хоть обращение того же Яроша к Доку Умарову), но и многих, слишком многих иных, проживших уже свыше двадцать лет под непрерывной пропагандой бандеровщины.
Сказанное значит, что пора уже нам перестать обманывать себя, выдавая желаемое за действительное. Пора признать: у русских нет на свете братьев, кроме белорусов. А русско-украинское братство на сегодня может быть признано только как цель, но не как данность (в реальной данности – Майданность). Беда в том, что людей неумных и плохо информированных всегда на порядки больше чем тех, кто разбирается в ситуации, и развернуть массам мозги в правильном направлении бывает ох как нелегко!
Выстраивая свою перспективу, встраивая в нее русско-украинские отношения, нам, русским вообще, а русским националистам в особенности, надо исходить из интересов не «Путинской», а извечной и единственной, истинной России. Ведь никакой иной у нас на самом деле нет. Это не значит, что у нас нет и не может быть претензий к Кремлю или РПЦ. Но именно сейчас, в этот роковой, решающий для нашего народа срок, эти претензии должны быть отложены.
Исходя из всего сказанного, мы должны быть с Путиным постольку, поскольку Путин с Новороссией и Крымом. Сегодня президент России занял на данном направлении позицию, заслуживающую нашей всемерной и безоговорочной поддержки.
В чем она может заключаться? Это зависит от возраста, сил, возможностей каждого. Кто-то поедет волонтером в Крым, Донбасс или Харьков, кто-то займется сбором средств, иной материальной помощи. Кто-то выйдет на митинг в поддержку русских на Украине и в Крыму. А люди пишущие и «говорящие головы» должны нести правду людям, нейтрализуя по мере всех своих сил работу вражеской пятой колонны – либеральных СМИ.
Первый шаг к такой организованной поддержке уже сделан: 28 февраля в московской штаб-квартире партии "РОДИНА" состоялось совещание представителей русских национальных и патриотических организаций России, Крыма, Прибалтики и Молдавии. В совместном заявлении, подписанном и автором этих строк, говорится: «Мы приложим все усилия для защиты русского населения и национальных меньшинств Украины от хаоса и угроз их правам и интересам… Мы поддерживаем все действия Российской Федерации по защите русского населения, национальных меньшинств Украины и обеспечению особого статуса Крыма».
Начало положено. Русские, вперед!

Заключение
Политика, как известно, есть искусство возможного.
Я никого ни к чему не призываю, никого ни за что не агитирую. Я лишь указываю на границы возможного в данной исторической ситуации.
Имеющий уши да слышит.


Александр Севастьянов,
Академик Петровской академии наук и искусств,
Эксперт телепрограммы «Русский вопрос»

УКРАИНО МОЯ, УКРАИНО! ЧАСТЬ 1

Итак, перелом в истории современной Украины наступил. Реперная точка пройдена, историческая развилка осталась позади. Двадцатилетний «дранг нах Остен» – экспансия украинских националистов, наползавших на страну шаг за шагом, увенчался взятием Киева. Столица всей страны, со всеми административными центрами управления, перешла под их контроль, назначены новые министры «от Майдана», штаб «Правого сектора» разместился в захваченном особняке украинской Компартии. Словом, украинская национальная революция состоялась, власть переменилась. Пора теоретически осмыслить произошедшее.
Что произошло и каковы будут последствия для русских и России?

Первый уровень рассмотрения – политологический. Перед нами – убедительный и позорный провал, крах политэкономической и геополитической, а заодоно и конспирологической теории. И полнейший триумф этнополитической теории, триумф этнополитики как науки. Поскольку все произошло как по-писаному, в полном соответствии с ее законами. А именно.
На наших глазах, вопреки расчетам российской политики, уповавшей на «разумный» политэкономический подход, победили национальные эмоции и инстинкты, победил национализм. Как это и должно было быть. Процесс украинского этногенеза, с переменным успехом развивавшийся более ста лет, вошел в свою главную, решающую фазу и властно потребовал создания национального государства, государства-этнократии. Развернуть этот процесс вспять так же невозможно, как запихнуть икру обратно в лосося.
Все попытки по-иному объяснить произошедшее несостоятельны. Как несостоятельны у горе-теоретиков поиски причин распада СССР в предательстве Горбачева, в происках Запада, словом везде, только не там, где они были на самом деле: в самом СССР, в принципах его устройства, в его основах. Точно так же поверхностны и бесплодны попытки исходить из мотивов социального недовольства революционеров правительством Януковича, властью олигархов или отказом от вхождения в ЕС. Либо усилиями и интригами НАТО и вообще Запада. Хотя все это, разумеется, имело место, но к глубинным основаниям революции, всколыхнувшим гигантские народные массы на всем пространстве от Киева до Львова, не имеет отношения, как и любые другие субъективные факторы.
Украинский национализм есть точка опоры, благодаря которой только и мог состояться переворот. Это истинный движитель, глубинная причина, без которой никакие усилия Запада, никакие политтехнологии, ни даже народное возмущение не имели бы успеха. Как русский националист я могу только завидовать украинским националистам. Ну, а то, что Запад не делает ошибок и очень точно разыгрывает свою партию, говорит только о высоком профессионализме его стратегов, которые, в отличие от наших, этнополитику знают и уважают.
Не случайно победа украинской революции – это победа именно западной половины Украины, где проживает самая бедная, зато самая пассионарная и национально-сознательная часть населения, собственно украинский народ. Недаром именно там, в западных областях Украины мы наблюдаем самую высокую рождаемость по стране: 17 детей на 10 женщин. Это многое, если не все, объясняет, ведь подъем пассионарности этноса всегда совпадает с подъемом рождаемости и никогда – с ее спадом. Но что значит «собственно украинский народ»?
Нужно ясно понимать: население Украины делится сегодня на два народа.
Первый – собственно украинцы – имеет четкую и ясную национальную идентичность, осознает себя как единый народ, твердо знает свои национальные цели. Украинцы знают, чего они хотят:
1) преобразовать аморфную, криптофедеративную полусоветскую Украину – в единое и неделимое Украинское национальное государство;
2) преобразовать доставшееся в наследство от СССР многонациональное население Украины – если не в украинскую этнонацию (это на данном этапе невозможно по определению), то для начала хотя бы в украинскую политическую нацию, единую по языку, менталитету и национальному самосознанию, национальной идентичности.
Особо важно подчеркнуть, что свою украинскую идентичность этот народ выстраивает на принципиальном и тотальном отторжении от всего русского, вплоть до непризнания общерусских корней, общей истории. «Украина – не Россия»: это для украинцев фундаментальная аксиома.
Ядром и локомотивом этого, народившегося за сто пятьдесят лет, украинского этноса выступают т.н. «национально свидомые украинцы» (то есть, национально сознательные), которых украинская интеллигенция выращивала десятилетие за десятилетием, пройдя через горнило войн (Первая, Вторая мировая, войны гражданская и партизанская) и репрессий. Особенно в пяти западных областях. Эпицентром украинского этногенеза является Галичина, Львов, но его метастазы распространились уже по всей Украине, особенно за последние два десятилетия, дойдя даже до Новороссии и Крыма и овладев сознанием молодежи.
Все революции вначале происходят в головах, и украинская национальная революция, которую мы наблюдаем, – не исключение. Гигантские массовые подвижки в общественном сознании произошли за двадцать два года «незалежности», и вот результат перед нами, и развернуть его вспять никакие технологии уже не смогут.
Второй, другой народ Украины – аморфен во всех отношениях, он не имеет четкой и ясной национальной идентичности. Это, скорее, конгломерат этносов, объединенный украинским согражданством и состоящий из:
1) русских, постепенно денационализирующихся и, в жестокой обиде на предавшую их Россию, перенимающих если не этническую, то политическую украинскую идентичность («украинские русские»),
2) малороссов, то есть недоукраинизированных, с точки зрения «свидомых», украинцев, или «паспортных» украинцев, не желающих расставаться с общерусской (хотя не великоросской) идентичностью, не желающих забывать о своих корнях и подвергаться усиленной и насильной украинизации,
3) «совков», чья этническая идентичность вообще размыта, стерта в результате советского интернационального воспитания (именно эти люди не дают в обиду памятники обер-русофобу Ленину),
4) диаспор болгар, румын, венгров, цыган, греков, евреев и т.д.
Что объединяет этих людей, кроме нежелания подчиниться диктату «свидомых», да приверженности русском языку? Однако языковая идентичность – это лжеидентичность, в отличие от этнической. Она не выстоит в грядущем столкновении.
Этот второй народ очень хорошо знает, чего он НЕ хочет: форсированной насильственной украинизации. Составляющие его элементы не в восторге от оголтелой украинской националистичности, от посягательств на русский язык, от навязывания украинской мовы, не имеющей мировых перспектив, и «украинства» как стиля жизни и образа мышления. Они не желают молиться на портреты Грушевского, Петлюры и Бандеры, присягать на лояльность «украинцам», коих они вызывающе именуют то западенцами, то бандеровцами, а то и фашистами. Они за тесные экономические связи с Россией, за дешевый российский газ и бензин, но против поглощения их российским олигархатом. Словом, они за скромный достаток и спокойную жизнь, которых «украинцы» посулить им не могут. Но при этом все клянутся в верности «единой и неделимой неньке-лельке».
Однако мы понимаем: знающий, чего он хочет, и знающий лишь, чего он не хочет,  – находятся далеко не в одинаковом положении. Даже при прочих равных условиях второй всегда проиграет первому.
Понятно также, что с такой нечеткой, размытой идентичностью, не имеющий твердого целеполагания, этот «второй народ» не сможет отстоять свои права и интересы перед натиском ярых украинизаторов Украины, взявших власть в Киеве.
Поэтому надо ясно понимать: если все пойдет и дальше в том направлении, которое намечено Майданом, то не пройдет и двадцати лет, как в результате люстраций, репрессий, этнических чисток и этноцида (через подавление русского языка и культуры, Русской православной церкви Московского Патриархата), усиленной украинизации и т.д. на самой важной границе России возникнет весьма цельное идеологически и политически Украинское национальное государство. Которое все будет сверху донизу выстроено на идее отторжения от России, противопоставления ей. Оно будет вести политику, фронтально противоречащую российским интересам. И для начала лишит нас Черноморского флота.
Так гарантирует теория этнополитики.

Второй уровень рассмотрения – политический
Мы наблюдаем в высшей степени наглядный и убедительный крах изжившей себя имперской модели российского будущего. Вряд ли даже среди членов Изборского клуба – самых пылких сторонников имперской идеи – найдется сегодня идиот, сохраняющий надежду на воссоединение России со всей Украиной в рамках какого бы то ни было экономического или политического проекта, на втягивание этой страны целиком в орбиту российской политики.
Более того: перед нами закономерный крах всего российского империализма от Сталина до Путина.
Что как не опрометчивый захват Сталиным в 1939 году Галичины привело нас к распаду Советского Союза в 1991 с потерей всей Украины? Ибо именно галичане, наследники Бандеры, стали локомотивом этого распада и подарили украинской элите новую, актуальную идеологию государственного строительства, основанную на отторжении как от коммунизма, так и от России. Эту идеологию мгновенно взяли на вооружение все новые руководители Украины, она оказалась им нужна для самоутверждения. В результате сталинский империализм дорого нам обошелся.
А чем как не проявлением имперского мышления со стороны самонадеянного Хрущева была передача Украине Крыма (мол, а куда они все денутся)? Этим же имперским синдромом психологически объясняется и то пренебрежение, которое с ельцинских времен характерно было для Кремля в отношении оторвавшейся от нас Украины (опять-таки: а куда она денется!). Киев для нас, на самом деле, важнее Вашингтона, но вместо профессиональных послов, карьерных дипломатов высшей квалификации, там сидели комические персонажи: Виктор Черномырдин и Михаил Зурабов. Что могли понимать в большой политике эти мелкие «решалы» российского олигархата?!
Сугубый крах демонстрирует на Украине неоимперская политика Кремля, основывающаяся на марксистском политэкономическом подходе, идущем прямо вразрез с этнополитикой. Киевские события дали жестокий урок всем прохановым и чубайсам с их «либеральным империализмом» – голой экономической экспансией, грубо говоря.
Сегодня всем должно быть уже ясно, что всей Украины нам уже не видать никогда. Для нас – для России, для русских – нет другого решения украинской проблемы, кроме раздела Украины и нашего последующего воссоединения с ее Юго-Востоком (Левобережье, Новороссия, Крым). Но уже не в рамках Российской неоимперии, а в рамках Русского национального государства, исходя из международно признанного принципа воссоединения разделенной нации. Русской нации, само собой разумеется.
Ничего другого нам не остается. Об этом варианте я твержу уже лет двадцать, но сегодня его необходимость должна стать очевидной для всех.
Это значит, что пришло время менять всю концепцию государственного строительства. Переходный период закончился. Модель империи окончательно скомпрометировала себя как несостоятельная. На повестке дня – утверждение модели Русского национального государства. По всем направлениям и параметрам.
Так диктует нам этнополитика. Так требует логика событий.

Почему именно и только Юго-Восток?
Что такое Юго-Восток Украины? Как он сложился?
К этому географическому объекту относятся (помимо Крыма) Одесская, Николаевская, Херсонская, Запорожская, Днепропетровская, Донецкая, Харьковская, Сумская и Луганская области. Девять областей плюс автономная республика. Плюс, по логике вещей, также русское Приднестровье, которое замыкает собой Новороссию и уже официально потребовало воссоединения с Россией.
Напомню, что большая часть всего этого оказалась в составе Украины в результате мирного договора большевиков с немцами, так называемого Брестского мира, который самим Лениным именовался не иначе как «похабный мир». Современная российско-украинская граница проведена немецким штыком, об этом не надо забывать. Именно этим объясняется тот, например, факт, что Область Войска Донского, населенная донскими казаками и представлявшая в дореволюционной России самостоятельную административно-территориальную единицу, оказалась разрезана пополам. (Большевики сочли потом за благо сохранить это разделение, но не они на него посягнули.) Хотя даже тогда немцы-победители, диктовавшие свои условия, не посмели оторвать от России Таврическую губернию с Крымом.
Говоря о государственной принадлежности этих территорий, надо прежде всего поставить вопрос: что такое историческая Украина? С какого времени мы можем говорить об украинской государственности? С какого момента Украина выступает в качестве субъекта международного права?
Не углубляясь в особо далекие времена, возьмем за аксиому, что к 1654 году, когда состоялось пресловутое воссоединение Украины с Россией в результате Переяславской Рады, Украина таким субъектом, безусловно, уже была. И представляла она на карте мира кусок континентальной суши, не имевший выхода к морю и составлявший по своему объему ровно одну пятую часть современной Украины. Ее граница на северо-востоке простиралась до Новгорода-Северского и русского Брянска, на юге ограничивалась пределами Запорожской сечи, а на западе – Винницей, Красным и Брацлавом.
Все, что с тех пор было добавлено к этому весьма скромному уделу, было получено Украиной от России и куплено русской кровью, до Крыма и Галичины включительно. Не случайно вышеуказанные девять областей обнимаются также историческими понятиями «Левобережье» и «Новороссия». Эта топонимика вопиет против зачисления их в Украину.
Я ничего не имею против самостийной и незалежной Украины. Пусть существует, коль этого хочет ее народ. Но почему за наш счет? Почему в этих искусственных границах? Этого понять невозможно. Особенно после того, как украинцы доходчиво и убедительно объяснили, что они нам не братья.
В указанных областях «паспортные» русские составляют от 15 до 45 % населения, но на самом деле их гораздо больше, поскольку проводившаяся с 1917 года политика украинизации привела к абсолютному искажению статистической картины. Об этом говорит упорное сохранение русскоязычия на всем указанном пространстве, несмотря на все меры подавления русского языка. Характерно, к примеру, что на Херсонщине, где по статистике русских всего 15 с небольшим процентов, русский язык официально признан региональным. И т.д. В годы советской власти, когда насаждалась и господствовала доктрина интернационализма, многие не придавали значения формальностям и позволяли записывать себя в украинцы, так что бывало в одной семье так: один брат получал паспорт как русский, а другой как украинец. И сегодня распутать эту путаницу уже невозможно.
В то время как наиболее высокая рождаемость наблюдается в западных областях Украины, Юго-Восток остается ее главной материальной базой, где расположены основные полезные ископаемые и основные производства, а также торговые порты. Как всем известно, на Украине Восток кормит Запад. Но что он получает за это, кроме ужесточения политики антирусского этноцида и вечных подозрений и упреков в сепаратизме?
В силу всего сказанного, на Юго-Востоке сильны «антизападенские» и пророссийские настроения, что каждый раз проявлялось в ходе президентских выборов, когда неизменно побеждал претендент, обещавший тесные связи с братской Россией и государственный статус русского языка по примеру Белоруссии. Обещания снова и снова оказывались обманными (президент новой страны Украины оказывался вынужден исповедовать соответствующую идеологию украинства), но население каждый раз верило новым, что свидетельствует только об одном: о силе и неистребимости тяги к русскому и России.
Итак, ясно: разделение Украины по верхней границе названного региона – возможно: это регион экономически и культурно самодостаточный, вполне способный еще восстановить если не велико-, то по крайней мере общерусскую идентичность. Ясно и то, что претензии России на эти территории, которые она справедливо может считать исторически своими, вполне обоснованы. Как и то, что постановка вопроса о воссоединении единой, но оказавшейся в разделенном положении русской нации – юридически правомерна и морально оправдана.
О такой возможности говорит и субъективный политический фактор: указанные регионы отказались признать легитимным переворот в Киеве и подчиниться диктату Майдана (читай: «свидомых украинцев»). Понятно, что в ответ нынешний, захваченный украинскими националистами, Киев не смирится с «мятежом» юго-восточных регионов, будет делать все, чтобы согнуть «смутьянов» в бараний рог и вернуть под свою полную власть. Таким образом, все предпосылки для гражданской войны налицо. Независимо от воли отдельных лиц ситуация обязательно будет сдвигаться в эту сторону, пока не станет необратимой.
Этой возможностью, этим моментом нельзя не воспользоваться. Такое пренебрежение уникальным историческим шансом будет равносильно преступлению. Перед Россией и русским народом.
Понятно, что нынче, после падения Киева, претензии на что-то большее, чем Юго-Восток, с нашей стороны граничили бы с идиотизмом. Пытаться воссоединиться с землями, которые обеспечили решающую поддержку Майдану, означало бы реальную русско-украинскую (а там и российско-украинскую) войну, причем с нашей стороны несправедливую. В то время как война между Востоком и Западом есть как бы внутреннее дело самих жителей Украины, и наше вмешательство, в ответ на законную и справедливую просьбу одной из сторон о помощи, есть решение вполне гуманитарное. Надо лишь дождаться момента, когда НАТО попытается оказать помощь Западу, чтобы в ответ протянуть руку Востоку. Таков наиболее естественный и политически верный сценарий событий.
Альтернативы ему нет. На другой чаше весов, если кто-то еще не понял этого, лежит отнюдь не желанный всем мир, а бесславная и безоговорочная капитуляция на условиях противника. Ибо свидомые не сложат оружия, пока не дойдут до моря и границы, а там предъявят и претензии на Кубань и часть Воронежской, Курской, Белгородской, Ростовской областей. Не для того они брали Киев, чтобы остановиться на полдороге. Все это не раз ими озвучивалось открыто, а на днях прозвучало в приватном разговоре Яроша с Тягнибоком, записанном добрыми людьми…

Россия без Крыма – не Россия
Идиотизмом я не постесняюсь назвать не только завышенные, но и заниженные претензии России. Мы не можем ни в какую сторону сдвинуться от границы, отделяющей Юго-Восток Украины. И вот почему.
Необходимость раздела Украины на собственно Украину и Новороссию (назовем для начала так объединение девяти юго-восточных областей плюс Крым и Приднестровье) диктуется не только этнополитикой. Тут я готов признать необходимость оперировать не только этнополитическими, но и геополитическими, и политэкономическими аргументами.
Дело в том, что дрейф Крыма к в Россию уже начался, это реальность, с которой нельзя не считаться. Лед тронулся. Крымчане уже обратились к России с просьбой о поддержке, и Россия услышала и ответила положительно, протянула руку помощи. Обратного хода событиям не будет.
Собственно, из четырех непризнанных республик, образовавшихся в результате распада СССР, две – Абхазия и Южная Осетия – уже обрели свою судьбу. На исторической очереди оказались Приднестровье и Крым, чья судьба будет решена, судя по всему, в ближайшее время. Это логично. Только если первые две не стали, а возможно и не станут частью России, то со вторыми двумя вопрос ставится именно об их вхождении в состав Российской Федерации. Это два мощных русских анклава, в которых русские составляют от 60 до 70 % населения; их воля к воссоединению с материнской страной вполне ясно выражена.
В свое время приднестровцы с оружием в руках отстояли право распоряжаться своей судьбой. Сегодня очередь дошла до крымчан. Весна в Крыму будет жаркой.
Проблема, однако, в том, что ни Крым, ни Приднестровье мы не присоединим, если остальные девять юго-восточных областей останутся под властью Киева. С Приднестровьем это вполне очевидно (достаточно взглянуть на карту). Но и с Крымом это так, что хорошо знают все специалисты. Дело в том, что снабжение Крыма водой, электричеством и энергоносителями (газ, бензин и проч.) в количестве, минимально потребном для жизни, полностью зависит от материка. Достаточно перекрыть Северо-Крымский канал, идущий от Днепровского водохранилища, и Крым, у жителей которого водообеспеченность и так в 4,24 раза меньше, чем в среднем по Украине, элементарно умрет от жажды. И т.д.
Как нельзя удержать Севастополь, не удержав весь Крым с его инфраструктурами, так же точно нельзя удержать Крым, не удержав весь Юго-Восток. Если мы сегодня присоединим Крым, но отдадим под контроль Киеву все остальное, то не пройдет и десяти лет, как придется и Крым вернуть, но уже на позорных условиях и с полной потерей Севастополя, флота, а с ним и всего Черного моря.
О возможности отделения от Киева всего Юго-Востока сказано ранее. Теперь пора осознать его необходимость.


Александр Севастьянов,
Академик Петровской академии наук и искусств,
Эксперт телепрограммы «Русский вопрос»